Ставрополь Воскресенье, 16 Декабря
Общество, 25.07.2018 20:35

«Через тернии к звездам»: ставропольский следователь о лихих 90-х, проблемах новичков и терактах

Ставропольский следователь поделился рассказом о сложностях профессии.

Сегодня, 25 июля, в России отмечается День сотрудника органов следствия. Корреспондент «Блокнота Ставрополя»побеседовал с главой межрайонного следственного отдела Ставрополя Артемом Телятниковым, чтобы узнать изнанку работы «следака».

Работать в органах Артем Александрович начал в 2004 году, в прокуратуре. В 2007 году был образован следственный комитет, и он не раздумывая перешел в новое ведомство, поскольку РЕшил, что следственная работа — его призвание. С 2013 он года руководит отделом и уверен, что каждый человек должен выкладываться на месте работы по максимуму.

Родился будущий следователь в Невинномысске, в семье простых инженеров. В детстве гонял мяч со сверстниками и ждал летних каникул в школе. Лихие девяностые оставили свой след в жизни мальчика: все жили одинаково, и одинаково нехорошо. Район, где прошли первые годы жизни Артема, не отличался благополучностью. Закрывающиеся заводы, недостроенные пятиэтажки, родители, которые вкалывали день и ночь на работе, чтобы обеспечить сына всем необходимым. В подростковом возрасте пришло осознание, что дорогу в будущее стоит прокладывать исключительно знаниями. Вот тут-то и пригодились школьные учебники и целеустремленность, которой Артем отличался с детства.

- Хотелось лучшей жизни, для себя, для своей семьи. Учился, корпел над тетрадками. При этом не стал ботаником, не зацикливался на учебе — находилось время и для общения, и для хобби. Закончил школу с серебряной медалью, - рассказывает ныне глава отдела.

Руководить отделом непросто, нужно быть и управленцем, и профессионалом одновременно. Тем не менее, Артем Телятников справляется: несколько лет подряд он выигрывал звание лучшего руководителя отдела.

aGJvH1qeSd-720x400,720x400.jpg

- Чтобы руководить, нужно знать много тонкостей работы с коллективом. Как правильно делать замечания и кому, кого можно ругать в присутствии посторонних, кого нет. Наверное, я не согласен, что все же страх должен руководить рабочим процессом. Мы боимся потерять работу, статус, может, зарплату. Безусловно, это есть у каждого. Но главным стимулом все же должен быть личностный рост, желание расширять границы, стремиться к чему-то. От каждого дела до карьеры в целом. Я пытаюсь своим следователям донести, что прежде всего они работают на свое имя, чем более они будут объективны, компетентны, тем быстрее о них будут знать, как о профессионаловах. По итогу тебе будут больше доверять, люди будут признательны за твою работу.

- Вы сталкивались с профессиональным выгоранием?

- Скажу прямо, тема болезненная. Совсем молодые специалисты, на начальных этапах, уже начинают говорить о выгорании. Я просто достаточно давно в этой системе, и когда пришел — видел прожженных аксакалов следственной работы, людей, которые трудились в этой сфере на протяжение 20-30 лет. И никто не вел никаких разговоров про профвыгорание. Если человек находится на своем месте, получает удовольствие от своей работы, то о чем может идти речь? А сегодняшнее поколение, не все, конечно, но встречаются, проработав пару лет следователем, уже начинают говорить о выгорании. Но что такое несколько лет в следствии? По сути, ничего. Опыт — это та вещь, которая приходит с годами. Можешь быть сколько угодно образованным, читать книги, хорошо знать теорию. Но пока лицом к лицу с проблемой не столкнешься - не поймешь. Поэтому в моем отделе эта тема не жизнеспособна.

- Если у человека настоящая «чуйка» на раскрытие дел, но он тотально безответственен, или же безмерно аккуратный и ответственный работник, но медлительный: кто их них заслужит ваше одобрение?

- Я считаю, что главное качество любого работника правоохранительных органов — пунктуальность и аккуратность. Этого романтичного образа следователя, который, приходя на место преступления, по одному запаху находит преступника, нет. В фильмах показывают следователей неряшливых, с заросшими бумагами и грязью столами. Левой рукой следователь что-то черкнул, в правой сигаретка «Мальборо» - это продукт кинематографа. Сегодня таких нет, расхлябанных, но гениальных. Порядок бьет класс. Если у тебя уголовное дело разложено по полкам, а ведешь ты его по заранее расписанной схеме, результат однозначно будет. Пусть не сиюсекундный, но будет. Аккуратность, педантичность, где-то даже дотошность — вот необходимые качества следователей. Интуиция — одно, но предположения нужно доказать.

- Бывало в вашей практике такое, когда чья-либо вина абсолютно очевидна, а доказательств никаких нет?

- Когда человек очевидно виноват, что-то все же будет указывать на его вину. К примеру, если два человека находились в изолированной квартире и образовался криминальный труп, с 90% вероятностью убийцей будет тот, кто был там. Могут быть не оставлены отпечатки пальцев, следы крови на одежде замыты, но все равно докапываемся. Находим улики. Обязательно что-то, но будет.

7d8261fbe1b21ac13724733625ac7c34.jpg

- Что останется в вашей памяти навсегда?

-Резонансных дел много. Одни становятся громкими из-за кровавости, другие — из-за политической подоплеки. К примеру, дело по директору Водоканала Вдовину было под контролем на самых высоких уровнях. Было сложно в плане того, что много внимания. Самое страшное для меня — теракт у ДК. Мы туда пришли первыми, отдел рядом был. Это останется на всю жизнь, тот ужас, когда осознаешь — почему так, мирный город, люди идут на концерт, а тут такое. Потом эти больницы, полные раненых, погибших. Каждая криминальная смерть сама по себе — явление негативное. Это всегда горе и слезы, необходимость работы с людьми в подавленном состоянии, но именно они, к сожалению, практически единственные источники информации.

- В работе с ФСБ часто пересекаетесь?

- Материалы дел, которые предоставляются сотрудниками ФСБ, всегда очень качественные. То, что они фиксируют, никогда не требует дополнительной доработки. Надо отдать должное, собирать оперативные материалы это ведомство умеет очень хорошо. Поэтому когда оттуда поступает дело, даже не читая понимаешь, что работать будет проще, поскольку здесь тебе будет оказана любая всесторонняя помощь.

- У них больше полномочий в сборе доказательной базы?

- Они оперативное подразделение, там тоже есть следствие. Поэтому здесь все же некорректно говорить, у кого больше полномочий… У нас нет абсолютно никаких полномочий по ведению оперативных мероприятий, не гласных. Но в ходе расследования дела, наверное, у следователя их больше. ФСБ также могут возбуждать дела, расследуют бандитизм, терроризм, особенно тяжкие дела.

- Просто ли работать с операми? Не секрет, что работников следкома иногда называют «белыми воротничками».

- Вероятно, такое название мы получили из-за того, что не бегаем по дворам, по притонам, не обрабатываем неограниченное количество людей на поиск нужной информации. Но здесь, как говорится… Никто не заставляет человека работать, каждый идет на место, которое выбрал сам. По образованию, умственным способностям. «Белые воротнички» - что ж, действительно, следователь всегда должен выглядеть опрятно, чисто и презентабельно. Но при этом, в последнее время эти «белые воротнички» бегают не меньше районных сотрудников в поисках доказательств, и даже иногда, к сожалению, берут функции оперативных сотрудников. Вопросы взаимодействия стоят остро, не все так гладко, проблем межведомственного характера хватает. Могу сказать, что в масштабах нашего отдела общий язык находим.

- Насколько известно, статистика преступлений в последние годы падает, но бегать приходится больше. Преступники стали умнее?

- Требования к уголовным делам стали серьезней. Раньше расследовать дела было проще, я это хорошо помню. Это к вопросу об аккуратности, который мы поднимали раньше. Можно добыть железного свидетеля, доказательства, но неправильно их оформить и преподнести — весь труд пойдет впустую. Чтобы дело было, как у нас говорят, «вылизанно», требуется очень много времени.

- Бывало такое, что вели «жулика», как любят выражаться ваши коллеги, а он выходил из зала суда?

- Есть у нас сейчас одно такое дело, дошел до Верховного суда. В прошлом году, когда гвардейцы избили гражданских лиц, находящихся в машине. А так — нет. Оправдательных приговоров мы не получали. В моей практике это дело — единичный случай, и то там точка еще не поставлена. Я буду бороться до конца. Меня поддержали на всех уровнях, и в следкоме, и в прокуратуре. Надеюсь, справедливость восторжествует.

- Бывало такое, что уголовники обещали выйти на свободу и отомстить?

- Бывало, конечно. Но это все носит больше эмоциональный характер. Лет восемь назад «вел» убийцу, тот обещал выйти и отомстить. Вышел и через некоторое время попал снова к нам. Или же один обещал попить вместе пиво, когда окажется на свободе. Пока не попили, правда. Есть две стороны — заявитель и тот, на кого заявляют. Невозможно принять решение, которое всех устроит. Самое главное, чтобы наше решение было основано на законе.

Артем Телятников рассказал, что часто при знакомстве люди начинают подгонять его под описанный в книгах и кинематографе образ, однако реальность следователя совсем другая.

- Когда читал лекции в институте, всегда старался провести студентов по самым злачным местам раньше, чем надо. В морг, в специальные учреждения. Очень у многих сразу открывались глаза и они, улыбаясь, говорили, что пойдут перебирать бумаги.

Несмотря на напряженный график, переработки и постоянный стресс, следователь находит время для семьи, а также для хобби. С детства Артем Телятников увлекается футболом, правда, недавно получил серьезную травму. Чтобы продолжать играть, нужно сделать операцию, или же завязывать.

Телятников.jpg

- Пока просто смотрю. Езжу на матчи, к сожалению, любимый «Спартак» обитает в Москве. Но, бывает, попадаю на игры. Очень люблю рыбалку, наверное, она и футбол появились в моей жизни одновременно. Впервые к реке меня привез отец, а дальше - сам. Сейчас это сознательное хобби, есть возможность поехать в Астрахань, на Волгу, чего не было в детстве. Рыбалка — моя отдушина, куда я не пускаю никого.

Следователь женат, воспитывает двоих сыновей, которых учит ответственности и пунктуальности во всем.

- Что касается будущей профессии детей, я хочу, чтобы они стали специалистами в любой области. Не хочу, чтобы они были посредственными. Любая специальность, пусть даже пекарь. Главное, чтобы они «горели» своей работой, были профессионалами и получали удовольствие от пользы, которую приносят окружающим.



Новости на Блoкнoт-Ставрополь
  Тема: Лица города Ставрополя  
Ставропольследственный комитеттернии. звездыисторияжизньпрофессия
2
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое