Ставрополь Суббота, 14 Декабря
Происшествия, 12.11.2019 20:19

Смерть в рамках статистики: уже третий год ставрополец не может найти виновных в гибели своей жены в роддоме

Вот уже третий год ставрополец Алексей Бастрыкин пытается найти виновных в смерти своей жены. Виктория умерла на десятые сутки после родов в ГБУЗ СК «Ставропольский краевой клинический перинатальный центр». Официальный диагноз – эмболия. 

WhatsApp Image 2019-11-12 at 18.46.14.jpeg

Виктория Бастрыкина

И медики сделали все, что могли. Даже вызвали на помощь сотрудников скорой помощи. Однако семья погибшей настаивает на новой судебно-медицинской экспертизе и повторном изучении медицинской документации роженицы, но за пределами Ставропольского края. «Только так я могу быть уверен в беспристрастном и объективном подходе. И, может, все-таки получу ответы на вопросы, которые игнорируют ставропольские эксперты по сей день: зачем до самых родов моей супруге давали кроверазжижающий препарат, когда его отменяют за две недели до дня Х? Зачем ей стимулировали роды, а теперь говорят, что никаких таблеток не было? И не спровоцировало ли все это то самое обильное кровотечение, от которого и умерла Вика», - говорит вдовец, снова и снова прокручивая в памяти первый день весны 2017 года.


В ожидании чуда…

Тем более, что только сами Бастрыкины знают, скольких нервов и пролитых в подушку Викиных слез стоило им это 1 марта. Всегда мечтавшие о большой и дружной семье, в реальности супруги столкнулись с огромными сложностями на пути к родительству, когда далеко не все беременности заканчивались счастливо. В такие моменты спасал от отчаяния разве что сынок Никита, но как же хотелось Виктории помимо маминого защитника и маленькую принцессу. А дети все уходили. Кто на совсем ранних сроках, кто во втором триместре. Поэтому, когда тест на беременность снова "заполосатился", вместе с женской консультацией девушка посетила и врача генетика, где в соответствии с поставленным диагнозом «гематогенная тромбофилия» ей были выписаны лекарственные препараты, которые она должна была принимать на протяжении всей беременности, даже если в инструкции написано, что перед родами тот должен был отменен.

- Конечно, мы спросили об этом у врача, но нам сказали, что каждый случай индивидуален, и ей препарат не навредит. Ну, врачам же виднее, и мы успокоилось. А в целом это была самая обычная беременность. Небо и земля по сравнению с той, когда Вика ходила с сыном. Тогда мы могли сорваться в полночь и по всему городу искать кабинет УЗИ: супруге показалось, что малыш как-то не так шевелится. Она в женских консультациях больше проводила времени, нежели дома. А второй раз все было иначе. Сама Вика была спокойней, хорошо себя чувствовала, и когда, учитывая диагноз, 15 февраля 2017 года ей предложили пораньше лечь в ГБУЗ СК «Ставропольский краевой клинический перинатальный центр», ничего не предвещало беды. Она и домой на выходные приходила, чтобы надолго не оставлять сына одного, они же у нас не разлей вода были, - улыбается Алексей, вспоминая последние дни ожидания. Последние, потому что …


- Вечером 28 февраля супруга позвонила мне на телефон и сказала, что ей назначили таблетки для стимуляции родов, и первую она уже приняла. Звоню ей 1 марта где-то в 9-10 утра, а она смеется, мол, пока мимо. Видимо, еще одну таблетку принимать придется. За тем и распрощались, а ближе к 14:00 Вика уже позвонила сама и сказала, что ее отправляют в родильное отделение, хотя живот не тянет, схваток нет. Зачем тогда в родзал? Пишет, что акушеры ответили, что им виднее. Через 40 минут перезваниваю, трубку никто не берет. Ну, все, думаю, точно рожает, - рассказывает Алексей.

Тревожный вызов…

Из показаний заведующего отделением реанимации ГБУЗ СК «СККПЦ» Вячеслава Секлюцкого:

«1 марта с 9.40-10:40 по данным ленты КГТ регистрируется маточная активность, интерпретированная как развитие родовой деятельности, пациентка переведена в родильное отделение. В 13:30 я был приглашен в родильный зал для проведения дополнительной эпидуральной анестезии. В 14:10 все было выполнено, состояние пациентки было удовлетворительное. В 16:37 возникла клиника острой сердечно-сосудистой недостаточности, обусловленная развитием кардиопульмонального шока вследствие эмболии. Больная была срочно переведена в операционную, где с помощью вакуума в 16:40 был извлечен ребенок и начаты реанимационные мероприятия, поскольку в дальнейшем развилось кровотечение, обусловленное ДВС-синдромом. В 17:17 у пациентки была зафиксирована остановка сердца Помимо искусственной вентиляции легких, наружного массажа, медикаментозной терапии была вызвана и кардио-бригада скорой медицинской помощи».


Из карты вызова скорой медицинской помощи.

Время приема вызова – 17:06. Адрес: ГБУЗ СК «СККПЦ». Прибытие – 17:10. Окончание вызова – 18:25 Повод к вызову: пациент умирает.

Что ж, коротко и емко. И очень страшно. Особенно, если дальше следуют показания врача скорой помощи, где он рассказывает: «когда мы приехали, женщина находилась на искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Нами был поведен непрямой массаж сердца, лекарственная терапия и пациентка в крайне тяжелом состоянии была передана коллегам ГБУЗ СК «СККПЦ».

Из записи трансфузиолога: В 18:00 вызвана в операционную. Кровопотеря пять литров, что составляет 90 процентов объема циркулирующей крови.

«Я стал бояться телефонных звонков…»

- Я вернулся с дежурства домой, когда ближе к 18:00 мне позвонила знакомая медсестра, работавшая в роддоме, и сказала, что родилась дочка, с ней все хорошо, а вот Вика в тяжелом состоянии в реанимации. Через час мы уже были там, и никто долго ничего не мог объяснить. Потом вышел главврач Борис Затона и сказал, что во время родов у жены открылось кровотечение, была остановка сердца, что пришлось даже вызывать специализированную бригаду скорой помощи, и им удалось запустить сердце, но шансы 50 на 50. На вопрос в чем причина кровотечения, сначала говорили, что тромб оторвался, потом ничего не говорили, но в реанимационное отделение пускали, - рассказывает Алексей, как следующие дни они жили в палате находившийся без сознания Виктории. - Помните, недавний андроповский случай, когда роженицу и святой водой окропляли, и свечки зажигали? Мы тоже через это прошли. Сын даже телефон включал, песни на ушко пел, чтобы разбудить маму.

10 марта Бастрыкины тоже были у Виктории, когда ей резко стало хуже, и врачи попросили всех уйти.

- С тех пор я стал бояться, когда на сотовом телефоне высвечивается городской номер. Как увидел в 18:00 пропущенный вызов из больницы, сразу понял: моей Вики не стало.


Рок или роковая ошибка?

А дальше было заявление в следственные органы. Как говорит сам Алексей, он не то, чтобы не доверяет диагнозу «эмболия» (нарушение кровообращения – опасная патология, проблема преимущественно возникает при закупорке сосудов, – прим.ред.), сколько не согласен с уверениями сотрудников ГБУЗ СК, что помощь была оказана своевременно и в полном объеме. Поэтому до сих пор пытается опротестовать результаты судебно-медицинской экспертизы, легшей в основу отказа о возбуждении уголовного дела. Тогда на исследование экспертам ГБУЗ Бюро СМЭ следствием были вынесены следующие вопросы: причина смерти погибшей, была ли проведена полная и достаточная диагностика; повлияли ли лекарственные препараты на ход родовой детальности, своевременно ли и в полной мере была оказана помощь в связи с сердечно-сосудистой недостаточностью?

- И на все мы получили утвердительный ответ. Мол, это эмболия, помощь оказана во время, в полном объеме и не находится в причинно-следственной связи со смертью пациентки. А препараты для активизации родов не назначались, потому что не указаны в медицинской карте. И вообще, как уверили нас в том же минздраве СК, Викина смерть – она в рамках статистики. Дескать, есть патологии, с которыми медики не всегда могут справиться, и наш случай - он об этом. Но жена не стала бы ничего придумывать. Учитывая все наши трагедии, она очень серьезно подходила к родам и принимала лекарства только по назначению специалистов. Может как раз эти таблетки вместе с таблеткой, чтобы разжижать кровь при тромбофилии, и спровоцировали кровотечение, - выдвигает свою версию Алексей.


Впрочем, помимо дилетантского взгляда на происходящее, у семьи есть и более веские аргументы, чтобы настаивать на возобновлении расследования. Это независимая экспертиза, проведенная некой региональной общественной организацией «ПАРАДИГМА», именуемой себя центром социально-психологической и консультативно-просветительской помощи населению Ставропольского края. Собственно проанализировав историю родов и медицинскую карту Виктории, местные эксперты выявили ряд серьезных недочетов в оказании помощи пациентки, на которые и предлагают обратить внимание следствию.

Так, по их мнению, «привлечение ГБУЗ «СККПЦ» бригады СМП для оказания помощи пациентки может свидетельствовать о ненадлежащей подготовке кадров, оказывающих реанимационные мероприятия». В стенах учреждений здравоохранения для того и создаются отделения реаниматологии, дистанционные консультативные центры и выездные бригады, чтобы осложнения и патологии лечили профильные специалисты, но не бригада СМП, – приводят они свои доводы. И вдогонку напоминают, что вообще-то «ГБУЗ СК «СКППЦ» является КРАЕВЫМ центром и обладает полномочиями санитарной эвакуации беременных, рожениц и родильниц из районов Ставропольского края». Другими словами, если скорая и должна приезжать в родильный дом, то только, чтобы привести сюда самых тяжелых больных, но не чтобы самим оказывать помощь.


Между тем, вызывают вопросы у медиков и действия заведующего отделением анестезиологии и реанимации по оценке тяжести состояния больной, когда в документации усматривается, что «сначала роженица переведена в операционное отделение, а потом переведена на искусственную вентиляцию легких. И можно сделать предположение, что несвоевременно была восстановлена дыхательная функция».

Критикуют эксперты и действия операционной бригады, когда в истории болезни черным по белому написано, что «эмболия наступила в 16:37, в 16:40 был извлечен плод, при этом операции по хирургической остановке кровотечения была начата только в 17:25 после массивного кровотечения, что привлекло к кровопотери в 90 процентов ОЦК! Если диагноз был установлен своевременно, в соответствии с данным заболеванием всегда развивается ДВС-синдром и высок риск кровотечений». Так зачем же ждали, пока девушка истечет кровью, разве что не в лоб спрашивают эксперты «Парадигмы».


Вот только спрашивают в пустоту. Дело закрыто за отсутствием состава преступления. Но Алексей упорно обивает пороги высоких следственных кабинетов, чтобы его заново открыть или хотя бы получить ответы на мучающие его вопросы. Тем более, когда дома подрастает двухгодовалая Алинка. Недавно вот кроха выучила новое слово, которое с удовольствием смакует на вкус. «Мам.. Мам-мам», разносится в стенах дома Барыкиных. Вот только ответа на дочерний зов, к сожалению, не последует…

Юлия Степанова

Новости на Блoкнoт-Ставрополь
Ставропольновостипроисшествия
1
2
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое