Ставрополь Вторник, 10 Декабря
Общество, 18.11.2019 15:44

«Если вас не выгнали, сидите и молчите»: как жители Лермонтова выступили против нитроцелюлозного завода

В городе Лермонтов состоялся прием граждан полпреда губернатора Ставрополья Константина Шишманиди. Люди поинтересовались, почему с ними не посоветовались, а поставили перед фактом строительства нитроцелюлозного завода.

После этой встречи губернатор не отказался от планов по строительству химического гиганта, но уволил своего полпреда Константина Шишманиди, обвинив его в некорректном диалоге с жителями Лермонтова, заявив, что с людьми так говорить нельзя. «Блокнот Ставрополь» рассказывает, что же именно происходило на встрече, за которую свои постом поплатился Шишманиди.

Начнем с того, что полпред ожидал, что общение будет с тремя записавшимися на прием людьми, но жители Лермонтова пришли с группой поддержки, которая заняла весь зал, и пыталась донести властям, что на курорте химпроизводству не место.

— На личный прием граждан ко мне записалась Наталья Журова и еще два человека, — возмущенно начал встречу Шишманиди. — Я по списку их принимаю, а вы пришли сами, вы куда пришли? Вы не записались, пришли сюда, и начинаете задавать вопросы. Если вас не выгнали отсюда, сидите и молчите.

прием.jpg

Один из лермонтовчан, Алексей Валентинович, ответил, что ему не безразлична судьба родного города.

— Я налогоплательщик, я в своем городе….

— Я тоже в своем крае, — парировал полпред, — но к вам домой не прихожу без приглашения.

— Не надо хамить народу, вы всех нас не выгоните, — возмутились пришедшие.

— Я вас не приглашал, я не знаю, чего вы хотите, не надо командовать мной. Я не обязан перед вами отчитываться. Сидите молча, — началась встреча с перепалки.

муж.jpg

Наталья Журова, с грудным ребенком на руках, сказала, что пришла от целой группы людей, которые сейчас на работе, а она в декрете, поэтому ее и делегировали. По словам женщины, всех жителей Лермонтова интересует строительство опасного завода по изготовлению нитроцелюлозы.

— Обещались экологические экспертизы, и вообще нас так ошарашили! Общественность не в курсе. Какая возможность есть у населения противостоять этому, может, подписи собрать, как мы можем свое мнение выразить без скандалов?, — качая малыша спросила Журова.

жур.jpg

Ее вопрос продолжил мужчина, который представился Константином Валентиновичем.

— Это особо охраняемый регион Кавказских Минеральных Вод. Он — жемчужина не только Кавказа, уникальный в своем роде, не только жемчужина России. Такого второго места на планете нет. Тут живут более миллиона жителей. Со строительством таких химпредприятий идет снижение цен на недвижимость. Потом два миллиона отдыхающих ежегодно сюда приезжает. Они едут в курортный регион, а не в промышленный. Почему в таком регионе и строятся и существуют химические предприятия, еще шубные производства, литейные производства. У нас в стране места другого нет для строительства? Ответьте, почему в центре жемчужины мирового значения такое происходит? А если не врать, то по некоторой информации стройка уже начата. Хватит врать! — воскликнул мужчина.

слуш.jpg

Люди одобрительно закивали. А Шишманиди согласился с уникальностью Кавмингруппы, но рассказал заодно как тяжело властям «тащить» Лермонтов, не приносящий прибыли. Словно вертикально-интегрированная компания поделится налогами.

— Но вы говорите, что жилье дешевле становится? Я удивлен, ведь на КМВ квадратный метр жилья стоит намного дороже, чем в Ставрополе, поверьте мне. То что в Лермонтове не строится жилье, так администрация города пытается привлечь сюда частных инвесторов. Хорошо, что вы здесь собрались, — неожиданно поменял свою точку зрения полпред губернатора. — В Лермонтове проживает 24,5 тысячи человек. Рабочие население, экономически активное население — 8,5 тысяч человек. Остальные это мамочки, дети и пенсионеры. Из 8,5 тысяч работают 3,5 тысяч человек. Пять тысяч человек каждое утро уезжают работать в соседние города. Когда я еще работал председателем тарифной комиссии края, приезжал сюда и видел как из города по утрам уезжает вереница машин. Доходная часть бюджета Лермонтова 194 млн рублей в год, столько зарабатывает город. Правительство края выделяет ежегодно городу почти столько же — 165 млн рублей помощи, — заявил полпред Владимира Владимирова.

Собравшиеся начали громко возмущаться, перебивая друг друга, плакал ребенок. Слово взял житель Лермонтова Михаил Горшков, но Шишманиди попытался заявить, что человек на прием не записывался, а значит и задавать вопросы ему не положено.

— Если открыть на сайте «Авито» раздел работы, то высветится вакансии «Полипак», «Тандер» и шубные цеха. Значит, рабочие места в городе есть, просто они не устраивают местное население, - все-таки начал говорить Горшков. - Условия труда не очень, поэтому люди выбирают более низкие зарплаты в соседнем Пятигорске. Что касается ваших доводов, что получит город. Хорошо, город получит рабочие места от 160 до 300.

горшков.jpg

— Вы говорите о предполагаемом строительстве завода?, — уточнил Шишманиди.

— Да, о нитроцелюлозном заводе. Ну извините, 160 мест — не такое уж великое достижение. Говорить, что это как-то исправит ситуацию с зарплатами или налогами нельзя, — продолжил Горшков. — Что касается основных налогов завода, они будут отчисляться по месту регистрации, выписка у нас есть, все зарегистрировано в Москве. Извините, но на этом заводе нужны руководители, химики и цеховики. Руководителей назначат своих, химиков у нас в городе уже давным давно нет, они все пенсионеры. У нас нет образовательных учреждений, где бы готовили химиков, значит их будут привлекать извне, лермонтовчане же будут работать в «грязном» цеху. И непонятно, зачем строят именно здесь? У нас что, Невинномысска нет? Там можно было в поле построить. Ну это бомба. Вы поймите, в 2015 году в Китае взрывается контейнер с двумя тоннами нитроцеллюлозы. Взрыв был такой, что облако огня распространилось на пол города. Если взорвется здесь, то по моим скромным подсчетам… я сейчас объясню, все будут транспортировать по железной дороге. Средний состав 40-60 вагонов. Выходит, что это 500-800 тонн нитроцеллюлозы, она ни дай бог если бахнет… Говорят, что уникальная технология будет на заводе, не имеющая аналогов в мире, так значит ее никто и не проверял. Как это будет работать, никто не знает!

— А кто вы по профессии, откуда у вас такие познания?, — вновь перебил выступающего Шишманиди.

— Я знаю, что железнодорожный контейнер вмещает две тонны.

— А где вы работаете?, — продолжает уже практически допрос полпред.

— Да нигде я не работаю, тунеядец, — «взрывается» молодой мужчина — Речь не обо мне, а о заводе. Не меняйте темы. Я был на месте будущего завода, посмотрел, что участок, который планируют выделить под строительство или уже выделили, находится в двадцати метрах от завода «ГМЗ», который производит химические удобрения, там химии завались. Рядом — шубный цех, в котором работают люди, много людей. И если все взорвется, то и работники «ГМЗ» и работники шубного цеха пострадают. А еще там есть аммиачные шары, которые тоже представляют экологическую опасность. А еще в пятистах метрах находится хвостохранилище. Вот из-за чего переживают люди, которые сюда пришли. А если аммиачные шарики взорвутся, то все, не будет региона курортного у нас. Мы поэтому вопросы вам и задаем, а не потому, что хотели прийти к вам в гости.

— Я не сказал, что вы ко мне в гости пришли, я веду прием граждан. А вы передергивайте, — мрачно говорит Шишманиди. — Для того чтобы начать строительство нужен алгоритм действий, где ни местная власть, ни краевая не имеет права принимать какие-то решения. Есть федеральные органы, через которые проходят предложения проекта. Есть Главгосэкспертиза, есть экологическая экспертиза, если кто-то думает, что местная власть что-то лоббирует. Есть федеральные структуры, которые проводят эти экспертные мероприятия, чтобы оценить риски, может быть взрыв или экология нарушена. Вы как в анекдоте. Женщина смотрит на фотографию, а там ее сын с тремя девушками. Он показывает на одну, и говорит, эта блондинка — твоя будущая сноха. А мать отвечает, мол, я догадалась, я ее уже заранее ненавижу. Почему мы сразу говорим о взрыве, вы в Китае во время взрыва были? Лет 50-60 назад тележки на открытом воздухе тягали, когда было нарушение всего, сейчас уже этого нет. Я сегодня не могу вам говорить о том, будет это технически чистое производство или мы сегодня строим бомбу, на которой все и вся взорвется.

шишам.jpg

В зале вновь поднялся шум, людям не давали слова, перебивая и даже издеваясь. Глава Лермонтова Станислав Полулях так и вообще заявил, что еще никто не видел проекта предприятия и экспертизы тоже. Люди говорили, что на вопрос им не ответили, почему химпредприятие строят в самом центре Кавмингруппы. Крики перешли в скандал, который тихим голосом прервал пожилой житель Лермонтова Александр Работенко, электронщик по первому образованию, а по второму — эколог.

— Я был на приеме у министра по ресурсам и экологии Ставропольского края. И он сказал, что именно в районе хвостохранилища есть проект строительства солнечной электростанции чтобы заэкранировать радиоактивность, и использовать более рационально эту площадь. Я еще и дополнением внес свой проект соснового питомника тут же. И он меня похвалил, мол, молодец, болеешь за город. Я всю жизнь тут живу и не собираюсь прятаться в пещерах от опасности. Иностранцы к нам приезжающие говорят, берегите свою природу, нигде такого нет. А я был везде, и нигде не видел такого безобразия, такой бесчеловечности, строить опасное производство, когда столько химических компонентов. А вы говорите про рабочие места, что за ерунда. Как будто мы не человеческая расса... Вы их защищаете, закройте проект! Подумайте о здоровье людей, — уже был вынужден кричать Работенко.

Власти кричали в ответ, что закрыть ничего не могут, потому что есть инвестор, который его предложил, и что пусть люди спрашивают именно у инвестора, и при этом и мэр и полпред губернатора стали демонстративно собирать вещи.

— Хватит обвинять меня во лжи, пожалуйста, в суд! — перебивал жителей города Шишманиди, — еще непонятно, будет ли строиться завод. Земли при одобрении будут передаваться в субъект.


То есть в собственность края. Оказалось, что земли эти не муниципальные, а государственные неразграниченные, и эти земли также имеют право забрать в госсобственность.

Надо сказать, что на встрече и мэр города и полпред губернатора лукавили, что решение по заводу не принято. Ведь пресс-служба ставропольского минпрома еще месяц назад на своем сайте разместила информацию, что в Лермонтове появится завод по производству нитроцеллюлозы. Инвестиции в его создание составят по первоначальным подсчетам 6,3 млрд рублей. Строить предприятие будет столичный «Химинвест». Предприятие обеспечит жителей курортного региона 160 новых рабочих мест, расположить его планируется на площади в 22 га – для размещения производства будет арендована конкретная территория промзоны Лермонтова.

Уточнялось, что полигон, на котором захоронены низкоактивные радиоактивные отходы — особо охраняемая территория, которая относится к землям федерального значения, поэтому расстояние до нитроцеллюлезного предприятия будет равно километру.

Кстати, пресловутое хвостохранилище с 19 млн тонн породы, содержащей остатки урана, по закону должны были ликвидировать еще тридцать лет назад. Для этого землю должны были вывезти и захоронить в отдаленном и подготовленном для этого месте. На Кавминоводах геоморфология земли характеризуется повышенной трещеноватостью. Влага проникает вглубь земли и наполняясь минеральной формулой выходит потом на поверхность. Поэтому существует особая опасность от всего того, что проникает в почву. Поэтому такое захоронение, даже с сильной гидроизоляцией, по определению невозможно. Да и гидроизоляция не может долго держать целостность.

И еще два важных момента. Во-первых, нитроцеллюлоза – капризное горючее и зачастую взрывчатое вещество. И кроме красок и эмалей ее используют для изготовления бездымного пороха, порошкообразного динамита и других взрывчатых веществ: существует неисчислимое множество взрывчатых составов с её применением.

А во-вторых, крохотный город Лермонтов давно стал для чиновников несчастливым местом. Ведь именно здесь проходила голодовка, из-за которой тогдашний губернатор Ставрополья Валерий Гаевский лишился своего кресла. Теперь — Шишманиди. Можно теоретически предположить, что это не последняя отставка, так или иначе связанная с этим городом.

Александра Верищак


Новости на Блoкнoт-Ставрополь
  Тема: Экология Кавмингруппы  
строительство нитроцелюлозного заводаЛермонтовпротестКМВэкологияСтавропольеличный прием
2
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое