Ставрополь Суббота, 23 октября
Общество, 28.09.2021 10:08

Жительница Ставрополя пожаловалась на равнодушие в медицинских стенах

Стечение обстоятельств, обернувшееся для ставропольчанки сломанными пальцами ноги и разрывом сухожилий, вынудило женщину обратиться в больницу. Но тогда Алла С. еще не подозревала, что травма — не самое страшное, куда ужаснее — равнодушие медиков.

Поразительно, но факт. Пока вся страна ищет новую национальную идею, которая отразила бы философию российского мироустройства, Ставрополье уже определилось со своей «духовной» скрепой. «Вам никто и ничего не должен», — так сегодня звучит новый девиз региона, недавно считавшегося краем золотых сердец. Однако и те вдруг начали черстветь.

В пятницу 17 сентября, пересчитав, пока летела вниз, все ступеньки в подъезде, жительница Ставрополя Алла С. порывалась пойти в управляющую компанию и устроить разнос за стабильно перегорающие лампочки и проблемы с электричеством, но отправилась к травматологу. Травмированная правая нога начала опухать, и каждый шаг вызывал острую боль.

Скорую Алла не вызывала. Опираясь на подростка-сына, дошла до машины, чтобы поехать до Краевой больницы на Семашко самостоятельно. Рассудив, что у дежурных бригад и так загрузка бешеная, и другим помощь нужнее. А она? Она уж как-нибудь дотерпит.  Правда, пот катился градом и пальцы вцепились в руль, но доехала же? Чтобы до хрипоты поспорить с охранником на КПП, уверяющим, что из-за коронавируса  учреждение здравоохранения превратилось в режимный объект, куда въезд на машинах строго запрещен.

Надо ли говорить, что обозначенный статус несколько удивил и даже озадачил нашу героиню. Имея прямое отношение к правоохранительным органам, она как Отче наш знает, что в указе Президента РФ «О перечне сведений, отнесенных к государственной тайне» говорится, что режимный объект — это специальная или военная территория компании и организации, функционирование которых невозможно без дополнительных мер безопасности.  И учреждения здравоохранения в этом списке явно не значатся. На то они и общественные, что доступ к ним должен быть беспрепятственным. Особенно, когда боль в ноге не позволяет сделать огромный крюк от КПП до приемного покоя.

Аргументы Аллы были услышаны. Но добравшись до врачей, женщина чуть не разрыдалась от досады, когда медики развели руками, мол, а зачем вы к нам приехали, когда вам в травмпункт на Ломоносова нужно. И нет, в порядке исключения вас никто не примет. Попросила помочь с транспортировкой, нога к этому времени  уже болела адски, на что в ответ последовало, дескать, скорую-то вызвать не проблема, но готовы ли вы ждать ее до утра?

Алла была не готова. Сев за руль с травмированной ногой, она поехала на Ломоносова, где ее ждал очередной «режимный» объект и очередной охранник, не желающий входить в положение плачущей от боли ставропольчанки. 

«Доехать же ты как-то смогла, вот и дойти до приемного отделения сможешь», — лениво бросил страж на просьбу подъехать на машине чуть ближе ко входу. В итоге пришлось сыну бежать за каталкой. А потом еще катить маму по дорожке, где Алла каждую кочку и камешек пересчитала и почувствовала, прежде чем оказалась в здании. Выдохнула. А зря! Попала-то она по адресу, но…

— Мне прямым текстом было сказано, что рентгеновская установка  в травмоцентре очень старая, и снимок мне здесь сделают, но вот за его качество и достоверность не ручаются. Как и врача, чтобы провести исследование, у них нет. Сейчас будут вызывать рентгенолога из Семашко, — разводит руками ставропольчанка, впервые столкнувшаяся с подобным врачебно-лечебным бадминтоном. 

Еще полтора часа Алла ждала специалиста. После исследования тот долго крутил снимок в руках, поясняя, что на изображении перелома вроде и не видно, но поскольку установке доверия нет, гипс наложить все же следует. Как и следует провести МРТ,  проверить, не порваны ли связки. 

Исследование было назначено на среду в Краевой больнице.  

— На улице дождь, слякоть. А тут я в одном бахиле на правой ноге и с костылями, на которых за выходные еще толком не научилась ходить, — рассказывает ставропольчанка, каким бесконечно длинным показался ей путь до учреждения здравоохранения. Где исследование показало, что перелом пальцев все же есть, как и сильнейший ушиб, порванное сухожилие. Мучиться с гипсом ставропольчанке предстоит не одну неделю. И не только с гипсом.

 — Знаете, что убивает в моей ситуации больше всего? Равнодушие. Я понимаю, что у нас никто и никому ничего не должен, но мы же люди, в конце концов! Когда мне делали МРТ, то с ноги сняли бахил и выбросили его. А я же не догадалась запасные взять с собой. Выхожу из кабинета и думаю, а как же дальше быть? Сейчас выйду на улицу и гипс испачкаю, если оступлюсь, придется голыми пальцами по холодной земле и лужам идти. Почему и подошла к медперсоналу с вопросом о том, где у них можно бахилы взять. И с какой же грубостью мне в ответ рявкнули, что «со своими ходить нужно, в больнице никто не обязан вас ими снабжать», — рассказывает Алла, как опешив от такой неприкрытой и ничем не обоснованной агрессии, выронила костыли. 

И тщетно пыталась их поднять, пока на помощь не пришли случайные прохожие.  Которые после помогли и с бахилами, и даже помогли их надеть, пока администратор у стойки делал вид, что ничего из ряда вон выходящего не происходит.

Да и по большому-то счету, не кривил душой медицинский сотрудник. Когда мы действительно привыкли к тому, что спасение утопающих дело рук самих утопающих,  что медицина — это не призвание, а врачебная услуга, и обращающийся за помощью человек — это всего лишь страховой случай.

Юлия Степанова


Новости на Блoкнoт-Ставрополь
Ставропольский краймедицинажалобыравнодушие
2
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

s4