Ставрополь Среда, 26 Февраля

«От бомб и земля дрожала, словно землетрясение», — ставропольчанка вспоминает оккупацию

Вчера, 21 января, Ставрополь отметил 77-летие освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. «Блокнот» вместе с Евгенией Петровой, закончившей тогда четвертый класс, вспоминает первые дни оккупации.

– Оккупация началась 1 августа, как раз в школе каникулы были, а я четвертый класс окончила. Мы жили на окраине Ставрополя. Погода была чудесная, солнце, лето. Я услышала какой-то металлический гул. А это самолеты с бомбами. Я испугалась, они бомбить соседнюю улицу начали, мама родная, там женщина с ребенком бежала, и погибли. И помню, что все копали себе небольшие бомбоубежища: в садах фруктовых, на участках, в зарослях, в лесу, и прятались там семьями.

Залезем и трясемся. Дрожь была такая, что зубы громко стучали, аж ничего больше не слышно было. Тело трясло все. От бомб и земля дрожала, как будто землетрясение. На следующий день проснулись, ученики собрались вместе, неподалеку от нашего дома, слышим крики пацанов: «немцы, немцы, уже едут!» И точно, заворачивают к нам фашисты с автоматами. А у меня в глазах даже солнце погасло, они идут словно из железа: топ-топ-топ. Я оглядываюсь, и улицу не узнаю, ничего рассмотреть не могла. Как вкопанные стоим, а они подходят и что-то говорят, а я понять не могу. 

Потом догадалась, что партизан ищут. Говорю, нет у нас никаких партизан. Один немец побежал в ближайший дом, а там темная комната была, и бабуля очень старая лежала на кровати, да еще и с горбом. Фашист ее увидел, ахнул, испугался и вылетел сразу, опять стал про партизан нас пытать. А потом они в наш двор зашли, пожрали персики, абрикосы с деревьев, и ушли. Никого у нас не тронули, не убили.

— Евгения Васильевна, помните тогда свои мысли, о чем вы, будучи ребенком, думали?

– Мне тот кошмар до сих пор снится. Я все время думала, что же мы теперь делать будем, ведь теперь мы рабы. Вечером пришли опять на нашу улицу. А у наших соседей евреи комнату снимали. Тогда в Ставрополе вообще было много евреев. Фашисты их нашли, и долго били. На всю улицу крики раздавались. Вышли немцы от них с патефоном. А потом девочка еврейская вышла седая от ужаса, но все живы остались. Фашисты вообще нелюдями были, не даром их наша Красная армия победила.

– Я читала воспоминания про оккупацию, что немцы на Кавказе не зверствовали. Они и рынки открыли, и особо не обижали местных...

– Брешут, это же фашистские морды! – машет на меня руками Петрова, – Они по всему городу объявления расклеили, мол, гражданам еврейской национальности явиться на ярмарочную площадь с вещами, но не больше пяти килограмм, для отправки в Палестину. Я сама читала много раз на столбах. 

Хоть ума тогда еще особо не было, но сообразила, что в Палестину никого не повезут. И с нашей улицы евреи пошли, так больше их никто не видел. Их сажали в машину, мы ее называли душегубкой, и куда-то увозили. Люди говорили, что в яр их увозили, расстреливали и там бросали, — рассказала свидетельница тех страшных событий.

Александра Верищак


Новости на Блoкнoт-Ставрополь
ВОВоккупацияосвобождение СтаврополяВторая Мировая войнадети войны
0
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое