Ставрополь пикантный: где обитали проститутки города 150 лет назад и при чем тут здание краевого МВД

С середины XIX века вплоть до революции 1917 года проституция в России была занятием вполне официальным. «Блокнот» погрузился в историю ставропольских домов терпимости позапрошлого столетия и узнал, что находится в этих зданиях сегодня.

Несмотря на то, что Ставрополь располагался в стороне от железной дороги и считался в те времена глухим закоулком обширной России, в сфере половых развлечений он мало чем уступал крупным городам Европы.

Городовой врач Константин Бахутов в своей докторской диссертации «Медико-топография. Санитарное состояние губернского города Ставрополя», опубликованной в 1881 году, приводит интересную статистику: в 1879 году на одну проститутку, состоящую на учете в Ставрополе, приходился 221 мужчина, в то время как в Париже — 247, а в Дрездене — 236. Он объяснял это тем, что «в городе мужское население преобладало над женским, вследствие квартирующего в городе войска, взрослой учащейся молодежи мужского пола, рабочих и множества приказчиков, прибывающих в город во время осенней и весенней ярмарок».

В ту пору в городе насчитывалось порядка 500 женщин с низкой социальной ответственностью. И только 150 из них были поднадзорными — остальные работали тайно и лишь изредка попадали в поле зрения полиции. Как правило, они называли себя швеями, горничными или башмачницами.

В XIX веке после введения врачебно-полицейского надзора появились и официальные публичные дома. На их открытие необходимо было получить разрешение полиции. Хозяйка должна была следить за тем, чтобы женщины своевременно проходили осмотры. Заведения регулярно обходили врачи. Здоровым ставили отметки в билетах, а больных отсылали на лечение.

Дома свиданий не могли располагаться в центре города, вблизи школ, училищ и церквей. Действовал запрет на любые вывески и рекламу. Приметой таких домов были плотно занавешенные окна. Самим проституткам запрещалось высовываться из окон в непристойном виде, зазывать клиентов на улице и посещать общественные места.

В Ставрополе было два официально разрешенных публичных дома. Правда, оба они были довольно низкого пошиба и больше походили на ночлежку, чем на «храм любви». Их посещали в основном торговцы, мелкие чиновники, рабочие. 

Точных адресов сейчас никто назвать не сможет. Известно лишь, что один из борделей находился в районе Большой улицы, так в народе назывался Николаевский проспект (современный проспект Карла Маркса). Дом был сырой, каменный. В нем было два зала: один — грязный, плохо освещенный и служил для приема чернорабочих и мастеровых; другой был меблирован и предназначался для более состоятельных гостей.

Фото 1. Николаевский проспект.jpg

Другой публичный дом находился на окраине в северо-восточной части города (между современным цирком и селом Надежда — прим. ред.) и был скорее собранием проституток-одиночек, не подчиняющихся никакому уставу и живущих вместе только потому, что получаемого заработка не хватало на удовлетворение всех потребностей. Хозяйка каждой из них сдавала внаем комнату, стол, освещение, отопление и прислугу за 17 — 20 рублей в месяц. Женщины этого дома были предоставлены сами себе, могли в любой момент покинуть заведение, и переехать на другую квартиру.

Те, кому не повезло попасть в публичные дома, работали индивидуально. Их жизнь оставляла желать лучшего. Сырые, холодные квартиры на Желобовке, Мутнянке и в солдатских слободках, плохая пища, грязная обстановка. Да и любовь их стоила недорого, от 25 до 75 копеек. А порой несчастные дамы были готовы отдаться за рюмку водки или тарелку супа. Их клиентами были в основном бедные мещане, фабричные, мастеровые и чернорабочие.

Одиночки часто игнорировали необходимость ходить на осмотры, да и о чистоте и гигиене речи не шло. Поэтому у них было в разы больше шансов заразиться венерическими заболеваниями, которые молниеносно распространялись по городу. Но даже если они не умирали от «нехороших болезней», их всегда могли покалечить или убить пьяные клиенты.

Была еще одна категория нелегалок. Эти вполне могли составить серьезную конкуренцию штатным куртизанкам — арфянки. Словари определяют их как женщин (обычно лёгкого поведения), развлекающих посетителей ресторана пением и игрой на музыкальном инструменте (арфе). Как рассказала корреспонденту «Блокнота» историк и краевед Ангелина Жаркова, они были непременной принадлежностью почти всех ставропольских гостиниц.

Самыми модными местами обитания арфянок были гостиницы «Центральные номера» и «Гранд-отель», расположенные на улице Александровской (сегодня это улица Дзержинского). «Центральные номера» — самая дорогая гостиница в городе — находилась в двухэтажном каменном здании, где сегодня размещается краевое управление МВД.

Фото 2.jpg

Ставропольский краевед, историк Герман Алексеевич Беликов в своей книге «Старый Ставрополь» описывает ее так: «Гостиница «Центральная» с роскошным банкетным залом на втором этаже, куда вела широкая чугунная лестница,.. с первоклассными номерами, стала излюбленным местом встреч, юбилеев и банкетов как местной театральной, так и заезжей богемы». Во дворе гостиницы располагался летний театр, где давала свои представления труппа актеров из Москвы.

коллаж.jpg

На противоположной стороне улицы в двухэтажном здании была не менее роскошная гостиница «Гранд-отель». Во дворе усадьбы, где протекал один из Желобовских ручьев, был устроен бассейн с лебедями и беседками для отдыха. Здесь же работали ресторан и летний пивной бар. Местные газеты писали о гостинице так: «Получены водка Смирновка и белая рябиновая; ежедневно блины с икрой зернистой; уха с расстегаями; получена семга двинская, навага и рябчики; ежедневно дамский струнный оркестр под управлением мадам Луизы при участии г-жи Реры Виолетты...». Сегодня там находится музей изобразительного искусства.

к1.jpg

Постояльцы гостиниц посещали представления театра и струнного оркестра не только для того, чтобы насладиться искусством, но и чтобы выбрать себе спутницу на вечер. Условия и качество жизни арфянок значительно отличались от быта других проституток — среди их клиентов бывали и состоятельные гости города.

Тайная (скрывавшаяся от полицейского надзора — прим. ред.) проституция в Ставрополе этим не исчерпывалась. Были и такие, кто предлагали свои услуги через объявления в газетах.  Чаще всего это были девки крестьянского происхождения. Они же сотнями приезжали на крупные ярмарки, чтобы развлекать богатых купцов.

1917 год провозгласил женщину «тоже человеком». В связи с этим врачебно-полицейский надзор был упразднен, а проституция запрещена. Осчастливленные кокотки пытались, было, создавать свои профсоюзы. Но безуспешно — новая власть отправила жриц любви в трудовые лагеря. В современной России проституция остается вне закона, а организаторам борделей грозит уголовная ответственность и лишение свободы сроком до 5 лет.

Елена Артемова



Новости на Блoкнoт-Ставрополь
Ставропольновостиистория городакраеведческий музей
1
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

s4