Ставрополь Понедельник, 15 августа
Общество, 13.06.2022 09:00

Выпил солярку и умер? Мать 19-летнего ставропольца получила из Украины израненный труп без экспертизы

Объявленная Россией специальная военная операция в Украине тянется уже четвертый месяц. За этот срок семьи Ставрополья потеряли немало близких, которые погибли на службе, а кладбища усеяны венками с триколорами. Среди погибших есть и вчерашние срочники. Корреспондент «Блокнот Ставрополь» Лариса Тульчанская поговорила с Ольгой ― матерью 19-летнего солдата из Георгиевска, который умер в Украине. Причину его смерти женщине не раскрыли до сих пор.

Свой рассказ Ольга начинает с того, что на службу сын попал срочником 25 мая 2021 года. В октябре он заключил контракт. Ставропольца отправили в Украину 24 февраля после начала «специальной военной операции». 



Ему удавалось периодически созваниваться с матерью. Так Ольга узнала об условиях, в которых выживал сын вместе с сослуживцами.

Я плакала и просила, чтобы он расторг контракт и вернулся домой. Они сложили оружие и приехали, ― рассказывает собеседница редакции.

Так солдаты роты написали объяснительную и вернулись домой 22 апреля. Сын Ольги пробыл на малой родине два дня, также он находился в части. Мать вспоминает, что выходка отчаянных солдат вызвала ярость у командования. Тем не менее солдат таки вернули в Украину.



― Обещал, что больше не поедет туда. Майор Мурашко Антон Сергеевич не знаю, что наговорил им: и предатели Родины, и прочее в таком духе. Потом подключилась военная прокуратура. Сын звонит вечером в пять часов и говорит: «Мам, завтра в восемь утра в Украину. Берцы получаем и едем». Как так получилось, я не понимаю. Будто запугали, ― вспоминает мать погибшего.

После этого разговора Ольга связалась с майором Мурашко и просила, чтобы сын остался с ней хотя бы на Пасху. Ей грубым тоном в этом отказали. Так сына снова отправили на передовую.

Первое время все было нормально. Семья общалась по видеосвязи. К тому моменту парня забросили в Каховку Херсонской области. Было спокойно, тихо. Утром, 12 мая, он позвонил матери по видеосвязи. 

Получил он деньги. Тысяч сто, наверное, потому что 84 тысячи он мне выслал. Говорил: «На холодильник тебе, мам». Обещал вечером быть на связи и позвонить. Я как раз хотела ему набрать и сказать, что деньги пришли. Звоню ― никто не отвечает. Пишу ― стоят галочки, что сообщения дошли… Его девушка позвонила 13 мая. Плачет, говорит: 

― <Имя> умер…

― Как «умер»?

― Позвонили из Украины, спрашивали ваш номер и адрес.

Ольга позвонила по номеру, с которого в последний раз выходил на связь сын. Вместо него ответил другой человек. Она попросила позвать сына к телефону. С ней связался командир.

По одной из версий он выпил солярку, когда был на ремонте в роте. Вроде как через трубочку, чтобы переливать. Два глоточка: упал и умер сразу. Я не понимала, что мне говорили. Сына привезли, когда уже 9 дней ему было ― 20 мая, ― говорит Ольга.

С 13 по 20 мая к семье приезжал глава города Андрей Зайцев и старший по званию из военкомата. Ольге вручили похоронку. Однако, как вспоминает собеседница, официальной информации о том, что случилось с ее сыном никто не предоставил.



Я спрашиваю, где военная экспертиза? Мне сказали, что идет расследование, экспертиза проходит в Украине и как она завершится, результаты будут. Мне начали подсовывать бумаги, связанные с выплатами. Я спросила за деньги, которые успел получить сын. Сказали, что все сделают. 24 мая я все подписала, потом занялась бумагами для губернаторских выплат.

После этого наступила тишина. Снова звоню и спрашиваю, что с расследованием и когда будет заключение о смерти. «Еще не готово, подождите». Когда похоронила сына в субботу 21 числа, со мной говорил мужчина в военной форме из части. Не помню ни имени, ни звания. Он тогда сказал, что примерно ко вторнику будут готовы анализы и будет мне экспертиза. 12 июня будет будет месяц, как сына не стало, ― рассказывает женщина.

На момент разговора с корреспондентом редакции, 8 июня, Ольге до сих пор не сообщили, как именно погиб ее сын.


Мать солдата вышла уже на главного военного комиссара Георгиевского округа Александра Масленникова. Он посоветовал женщине набраться терпения. Игра в бюрократический футбол продолжилась и в войсковой части Буденновска, где служил сын. Как рассказывает собеседница редакции, ответить по существу не смогли и там. 

Где идет это расследование, я не пойму. Сначала сказали, что в Украине, потом в Ростове. Уже месяц, как похоронила сына, и не знаю причину его смерти. У него голова была зашита, шея была перерезана, ― описывает обратившаяся, ― Я не пойму, что произошло и не знаю, о чем думать. Как будто не хотят об этом говорить.

Далее, как рассказала мать погибшего, в истории появился следователь, который якобы должен передать военным «справочку». Контакт человека, который ответственен за это, Ольга не получила. 

Женщина дошла до военной прокуратуры Российской Федерации и написала жалобу на гарнизон. Ей сообщили, что «все готово», но передача результатов упирается в мифическую справку.

В военной части корреспонденту сказали, что не располагают большей информацией о ходе экспертизы и не знают, из-за каких причин она затянулась. За комментарием редакция обратилась и к майору Антону Мурашко.

― Таких ситуаций еще не было, как с Егоровым. Но мы держим на контроле эту ситуацию и периодически прозваниваем. Говорят ― месяц. Сидим, ждем, ― утверждает майор.

О проблемах с экипировкой, вооружением и продовольствием, которые были упомянуты в разговоре, майор Мурашко тоже ничего не слышал. 

Как сообщил анонимный источник редакции из МО РФ, 205-я отдельная мотострелковая бригада части в Буденновске, где служил герой публикации, была полностью готова к отправке на спецоперацию: у солдат были бронежилеты, оружие, спецтехника и боеприпасы. Военнослужащими руководили командиры младшего, среднего и старшего звена. Их задачи под вопрос не ставили ― невыполнения приказов из-за нежелания продолжать СВО не зарегистрировали.


Лариса Тульчанская

Новости на Блoкнoт-Ставрополь
  Тема: Хочу сказать Ставрополь  
Ставропольский крайУкраинаСВОсолдатновостиблокнот ставрополь
5
7
s4