Ставрополь Четверг, 06 мая
Общество, 02.09.2020 20:17

«Дали шанс, которым воспользовалась»: военная о службе на Кавказе

Виктория Нургалиева прослужила во внутренних войсках 20 лет. Службу начала в одной из горячих точек, позже занимала должность начальника военного клуба. Службе посвятила всю свою жизнь и ушла на заслуженный отдых в звании капитана. Корреспондент «Блокнот Ставрополь» поговорил с бывшей военнослужащей в преддверии Дня российской гвардии.

Как вас воспитывали?

― Я родом из Владикавказа. Известно, что на Кавказе девочек воспитывают как будущих хранительниц очага, жён и матерей. Остальные аспекты жизни становятся второстепенными. Такое воспитание коснулось и меня. Мне всегда хотелось выйти замуж. Когда я была маленькой, то на вопрос «кем ты хочешь стать?» я всегда отвечала, что хочу быть невестой. Почему-то мне казалось: лучшее, что я могу сделать в своей жизни ―  быть хорошей женой и матерью. В подростковый период несмотря на то, что жила в центре Владикавказа, где было много мест, куда можно сходить, всегда торопилась домой, чтобы заняться делами. Родители рано привили мне самостоятельность. Моя мама была педагогом в интернате, а папа работал на заводе. Временами приходилось даже за младшей сестрой присматривать. Готовить в шестом классе уже научилась.


Вы с детства хотели связать свою жизнь с военной службой?

― Для меня служба в армии была несбыточной мечтой. В те времена девушек не зачисляли в военные институты. Я получила педагогическое образование, потом вышла замуж и родила двоих сыновей. Через некоторое время я развелась. В 90-х было тяжело с работой и в этот же период объявили набор на воинскую службу. Создавали новые воинские части. Среди них ― 101 бригада, в которую меня зачислили по контракту в 1996 году. Уже в мае я оказалось в Грозном. На тот момент мне было 23 года. Начала свою службу в должности делопроизводителя в секретной части.

Как ваши близкие отнеслись к тому, что вы решили служить в горячей точке?

― Родители за меня очень волновались. Моя мама в какой-то момент хотела даже остановить меня. В Чечне было неспокойно и действительно была угроза для жизни. Но я приняла решение, что не упущу свой шанс.

Сложно ли работать в мужском коллективе? Была ли у вас цель построить карьеру?

― Не сказала бы, что в мужском коллективе мне работалось очень сложно. Бывали моменты, когда поставленные задачи не хотели выполнять или не воспринимали их всерьез. Справлялась либо с помощью чувства юмора, либо с помощью настойчивости. Я всегда знала, что должна делать. Карьеристкой себя никогда не считала и к высоким званиям по жизни никогда не стремилась. Получилось так, что у меня появилась возможность связать свою жизнь с военной службой, ибо в меня поверили.


Вашей жизни часто что-то угрожало?

― Бывало, что военная часть попадала под обстрелы, приходилось передвигаться ползком. Территория части была довольно большой и находилась за двухметровым забором. Был случай, когда СМИ сообщили о якобы уничтожении нашей 101 бригады в ходе событий 6-7 августа ― Битвы за Грозный. Родители очень переживали, но я смогла выйти с ними на связь и успокоить. Боевики блокировали посты, здания госучреждений, военные части. Боевые действия начались рано утром. Когда находишься в центре событий, всё воспринимается иначе.Тогда казалось, что всё плохое пройдёт мимо меня.

Как вы познакомились с мужем?

― С мужем познакомилась на службе. После расформирования летных подразделений он перевелся во внутренние войска. Владимир был замполитом отдельного батальона. В браке у нас родился сын, но прожили мы вместе недолго.

Что случилось?

― В 1999 году организовали поиски группы, которая 27 декабря ушла на задание и не вернулась. Командир части отправился на операцию по спасению военнослужащих. Мой муж следовал за ним. Группа попала в засаду, когда заехала на бронетранспортере в один из дворов. Развернуться и уйти от атаки не получилось. В ходе боя мой муж оказался возле одного из зданий. Владимир ушел на операцию по спасению без бронежилета, и когда он оказался спиной у разбитого окна, автоматная очередь прошлась по его спине. Владимир был все еще жив и один из товарищей вколол ему обезболивающее, но позже его ранило осколками разорвавшейся гранаты, которую сбросили с верхних этажей дома. Забрать тела всех погибших получилось только 31 декабря.

Как вы это пережили? 

― После гибели Владимира я научилась быть более сдержанной. Первые пять лет было тяжело, но время лечит. Получилось отпустить случившееся. Через полгода у меня умерла мама, позже я потеряла своего 16-летнего сына. После всех утрат стала относиться к смерти по-другому ― начала верить в бессмертие души. Также я считаю, что зацикливаться на своих утратах слишком эгоистично.


Не хотели закончить службу в войсках? Ни о чём не жалели? 

― О службе в войсках ни разу не пожалела. На пенсию, конечно, очень хотелось. Но я занималась любимым делом. Мне нравилась моя работа.

Хотели изменить что-то в своей жизни? Какой совет хотели бы себе дать?

― Если бы у меня был шанс пройти свой путь заново, я бы ничего не стала менять. Каждый мой поступок был осознанным. Я бы дала себе 23-летней один совет ― быть менее эмоциональной. Я человек очень общительный и быстро открываюсь. 

Сейчас Виктория на пенсии. Свободное время проводит на даче, обустраивая свой участок.

Лариса Нурбий



Новости на Блoкнoт-Ставрополь
  Тема: Лица города Ставрополя  
Ставропольский крайслужбавойскаинтервьюВиктория Нургалиева
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое