Ставрополь Суббота, 28 ноября
Происшествия, 09.10.2020 11:13

Кто тебе дал право его убивать? На Ставрополье семья убитого полицейским парня требует правосудия

Трагедия, унесшая жизнь тридцатилетнего Халита Мустафаева, волнует все Ставрополье. Молодого парня выстрелом в голову, на подъезде к родной станице Суворовской, убил полицейский. Версия правоохранителей — при погоне молодой человек оказал сопротивления, но семья и свидетели событий той ночи говорят об обратном.

Из-за чего патруль погнался в ночи из Лермонтова за машиной молодых парней, кто открыл огонь и как лишился жизни молодой ставропольчанин — узнали корреспонденты «Блокнот Ставрополь».

Напомним, следственный комитет распространил информацию о превышении должностных полномочий полицейским из Лермонтова. Официальное сообщение СУ СКР гласило, что сотрудники, осуществляя погоню за правонарушителем ночью 1 октября, неоднократно требовали у молодого человека прекратить движение транспорта, однако тот продолжал ехать. В результате один из инспекторов применил табельное оружие, застрелив водителя.

«При задержании молодой человек оказал сопротивление полицейским, в ходе которого один из них применил табельное оружие. От полученного огнестрельного ранения водитель автомобиля скончался на месте», — сообщили в ведомстве.

Инспектор М. был задержан, а следователи возбудили уголовное дело, сначала за превышение должностных полномочий. А спустя неделю, как выяснил «Блокнот», и за убийство. До 30 ноября правоохранителя, открывшего огонь, ждет заключение в СИЗО. Его напарник З., и старший по званию, находится на свободе и по делу проходит как свидетель.

О событиях той страшной ночи рассказала семья погибшего и два брата — свидетели погони и убийства.


Вместе с Халитом в ту ночь был Сергей Дорофеев, троюродный брат убитого. Он рассказал корреспондентам, что вечером 30 сентября они решили, как обычно, покататься, съездить в город. В Лермонтове по незнанию ребята заехали под «кирпич», на участок дороги, закрытый после 22.00 для транспорта. И тогда за ними начали ехать патрульные, при этом, как отметил Сергей, по началу без признаков погони.

— Когда мы пересекли железнодорожный переезд, они включили мигалки, попросили остановиться, но мы этого не сделали, поехали дальше, — честно признается парень. Ответить четко на вопрос «Почему?», Сергей не может. Хотя отмечает, что пьяными не были, ни он, ни Халит, запрещенного в машине не везли.

Но ребята и не ожидали, что отказ остановиться закончится для них открытым огнем из табельного оружия. Не думали, что полицейские будут гнать их под прицельным огнем больше 30 километров от Лермонтова до самой станицы Суворовской.


Машина Халита Мустафаева

— Мы боялись останавливаться, когда открыли огонь, боялись, что убьют. Испугались. Когда спускались по серпантину, Халит мне сказал, что все... колеса пробиты. Я сам почувствовал, что машина начала вилять и почти не едет. Скорость была небольшая. Но остановились мы тогда, когда другой экипаж нам начал перегораживать дорогу. Деваться было некуда, — вспоминает Сергей.

Когда началась стрельба, ребята позвонили своего брату Эдуарду Кюльбякову, попросили помощи.

— Ребята меня разбудили звонком, на громкой связи Сергей в трубку кричал, что за ними гонятся, открыли огонь, они боятся останавливаться. Попросили приехать, помочь им, чтобы, когда они остановились, их не убили, не побили. Я быстро собрался и выехал. На выезде со станицы Суворовской меня увидел мой брат — Михаил Кесов, — он позвонил и спросил куда я лечу. Ему вкратце объяснил ситуацию, попросил подъехать к сотрудникам ГАИ, которые патрулируют станицу, это другой батальон, и приехать на помощь, перекрыть дорогу и принять адекватные меры, — вспоминает Эдуард, как мчался на помощь близким. — Мне еще раз звонил Сергей, он сказал, что им пробили уже третье колесо, переднее, они не могут ехать. Я был тогда уже рядом, буквально через минуту мы увиделись. Я ехал быстро и пролетел их, пришлось развернуться. Когда я сравнялся с патрулем, то услышал выстрелы. Патрульный вылез из окна и пускает пули туда, где уже пробито и переднее и заднее колесо. Я кричал водителю, чтобы он не стрелял, мы мирно решим этот вопрос. Он сказал, что поздно мирно решать и махнул рукой. Говорил уезжать. Но я поехал вперед к Халиту, просил остановиться, но ребята испуганы были. Я сравнялся опять с гаишниками, просил дать время, не стрелять, говорил: «Я его сейчас остановлю». Но меня никто не слушал.

Так в этой истории, благодаря Эдуарду и Михаилу, появился и второй патруль. Именно предгорненские полицейские смогли затормозить машину Халита. На последних минутах своей жизни, как оказалось, он прижался к обочине. Когда машина остановилась, а вокруг начали появляться полицейские, Халит выскочил из машины и побежал. Догнала его уже пуля, выпущенная из табельного оружия в затылок…

— Горели мигалки, все отсвечивало, — вспоминает Эдуард. — Я увидел Сергея в машине, начал выходить и услышал выстрелы. Мы все побежали туда, я не понял даже, что лежит на обочине Халит… кто знал, что они будут в человека стрелять. Когда подошел, я разглядел, что это он, этот сотрудник с автоматом стоял в метре от его головы. Я у них спросил в панике, что они делают! Автомат у него висел через плечо, он направил его на нас и начал пятиться назад… я по глазам видел, что он был готов стрелять. Этот сотрудник угрожал и своим, другой патруль спрятался за машиной. Мы просили у них скорую. Когда я увидел кровь из головы течет, то уже стал просить машину. Они все были растерянные, не знали, что делать, мы и сами не знали… Предгорнеские сказали, что нет бензина везти. Я побежал за своей машиной и повез брата в станицу Ессентукскую. 

Уже там Эдуард услышал от врачей, что сердце брата не билось…


Халит Мустафаев / Фото из личного архива семьи

Халит был по образованию юрист, потом переобучился и отправился работать на Север, вахтой, через неделю его ждала дорога на работу. Была девушка, на которой он обещал маме жениться. Маме, которая до сих пор в смерть сына не верит, и ждет его домой.

— До сих пор его жду, не могу. Я хочу справедливого суда, моего сына уже не вернет никто, даже если он 15 лет отсидит, он его не поднимет, пускай хотя бы понесет наказание, которое он заслужил. Даже если он виноват, то какое право тебе давали его убивать? — задает вопрос, на который нет ответа, мама Халита Светлана Мустафаева.

Вся семья, близкие и дальние родственники, в дни утраты собрались в доме Мустафаевых, все они хотят одного — справедливости. Не искажения фактов и сути, не замалчивания, открытого и честного правосудия над теми, кто лишил жизни Халита.

— Почему не арестовали второго? Он был старшим экипажа! Сидел за рулем, он мог это предотвратить. Пустили такую информацию, что Халит выхватил пистолет и сам застрелился, сам себя! Это СУ СКР запустил, официально на их сайте это было. Я стал всем звонить,пообещали убрать. Звоню следователю, он говорит, что следачка написала так. Спрашиваю, какие показания дает стрелявший, он ответил, что Халит напал, сопротивлялся. А я встал и говорю вот я нападаю, стреляй в меня сзади, в затылок, — сдерживая гнев, рассказывает отец погибшего, Бакир Мустафаев.

«Блокнот Ставрополь» продолжает следить за делом Халита Мустафаева. Вскоре будут известны результаты экспертизы на наличие алкоголя или наркотических средств в крови сотрудников и убитого. Тем временем, краевой главк проводит проверку. По сведениям редакции, история на контроле в генпрокуратуре РФ.

Ирина Бентяева

Новости на Блoкнoт-Ставрополь
  Тема: Убийство Халита Мустафаева  
Ставропольский крайХалит МустафаевубийствополицейскиеЛермонтовСуворовская
5
5
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое