Ставрополь Вторник, 22 июня

Ученые считают, что Ставрополье старше почти на полвека

Директор ставропольского краевого музея Прозрителева и Праве Николай Охонько нашел документы, которые по сути меняют историю Ставрополья, прибавляя ему еще 45 лет биографии.

– Это ни больше ни меньше, как государственный правовой акт, у него высокий юридический статус, — рассказывает историк. — Датируется он 1802 годом, когда здесь была создана Кавказская губерния с центром в городе Георгиевск. Тогда император Александр Второй подписал этот указ. Теперь надо вспомнить еще два правовых акта, в том числе, в 1822 году, которые историки трактовали, мол, в тот год губерния была преобразована в Кавказскую область. И это одно слово меняло смысл нашей истории. На самом деле, в этом документе говорилось не преобразована, а переименована. Преобразование – это символ коренного изменения, а переименовать – значит та же территория с прежним административно-правовым статусом. Назвали областью, потому что территория находилась на окраине империи. А в 1847 году эта область была опять-таки переименована. Уже в Ставропольскую губернию, которая существовала до 1924 года. С этого момента до 1936 года был целый калейдоскоп переименований, но если все имеющиеся документы выстроить в один пакет и сделать историко-юридический анализ, то вывод получается простым и удивительным: Ставропольский край является историческим преемником той Кавказской губернии. А значит – старше на 45 лет.

Охонько подчеркивает, что в 1999 году в крае была создана комиссия, которая решала, как и когда проводить День края. И тогда решили отталкиваться от 1847 года, решение было несколько политическим.

— Если основываться на 1802 году, и подойти тщательно к основным историческим событиям нашего края, то все-таки более логично отмечать День края осенью, как сейчас и происходит. Не могу не затронуть тему фальсификации истории. Однажды приходилось общаться с ученым секретарем отделения историко-филологических наук РАН Андреем Петровым, который занимается лженаучными концепциями. Он заявлял, что каждая новая трактовка событий зачастую лишь усиливает желание придумать еще более новую и красивую ее интерпретацию. Лженаучные проекты он делит на добросовестные и недобросовестные заблуждения. Последние часто выполняют определенный политический заказ. Например, всем известно, что на льду Чудского озера Александр Невский разбил немецких рыцарей, но подробностей никто не помнит. Все знают, что была тяжелейшая Великая Отечественная война, что Германия являлась агрессором и Советский Союз лишь через полтора года смог переломить ход военных действий, а затем одержать победу. Однако нюансы – удел специалистов. И вдруг на обывателя, как обухом по голове, сваливается расследования странного характера. К примеру, битвы на Чудском озере не было вовсе, или неудачи советских войск связаны с тем, что СССР готовился к нападению на Европу и не ожидал превентивного удара, — приводит примеры Николай Охонько, подчеркивая, что ошарашивающая «истина» переворачивает систему привычных представлений.

Историк уверен, что, как правило, объектами атаки псевдонаучных мифотворцев становятся наиболее мифологизированные исторические события и представления. Возникает своего рода производное мифотворчество, даже тогда, когда новый миф полностью отвергает предшествующий. От псевдонаучного вторжения не застраховано ни одно историческое событие, наиболее причудливым трансформациям, безусловно, подвергаются ключевые события истории, такие, например, как Куликовская битва, Великая Отечественная Война, подвиги Александра Невского.

– Первые ревизии древней истории появились еще в СССР и так или иначе были связаны с недооценкой восточной составляющей евразийской по сути державы. Коснулись такие «мифы» и нашего края, некоторые личности заявляли, что на Ставрополье вообще не было партизанского движения. В 1960-70-е годы, когда идеология страны была в руках Михаила Суслова, который как раз отвечал за партизанское движение в годы Великой Отечественной на территории нашего края, эту тему излишне героизировали и «раздули». То есть дали повод этой теме быть уязвимой. А затем в 90-е годы людей шарахнуло в другую крайность, мол, никаких партизан не было в помине. На самом же деле партизанское движение здесь существовало, но не было достаточно подготовлено, времени было мало. И если бывало, что в армии одна винтовка на двоих давалась, это я о начале войны говорю, то что говорить о партизанах. Но 900 человек все годы оккупации региона находились в подполье партизанских отрядов и воевали, — объясняет историк.

Также Охонько считает, что генерала Ермолова незаслуженно забыли, как прекрасного администратора.

– Ермолов, действительно, отличался на Кавказе жуткими мерами, и потом он сам это признал, что неоднократно перегибал палку. Но при этом генерала Ермолова почему-то не рассматривают, как выдающегося администратора. Ведь Ставропольская губерния и Ставрополь – детище Ермолова. Он перестраивал аулы, следил за тем, чтобы люди соблюдали санитарные нормы, следил за порядком. Ермолов требует дальнейшего изучения, как личности, чтобы наконец дать объективную оценку, — уверен он.

Новости на Блoкнoт-Ставрополь
историядокументыНиколай ОхонькомузейкраеведениеСтавропольеисторическаяистория области
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое