Ставрополь Воскресенье, 05 февраля
Общество, 05.09.2022 12:32

Ставропольская чемпионка Надежда Лобойко: «Легкая атлетика была, есть и будет королевой спорта»

Одной из самых известных спортсменок Ставрополья, безусловно, является Надежда Лобойко (в девичестве — Звягинцева). Большой друг «Блокнота» (профессиональные комментарии Надежды Георгиевны регулярно украшают нашу ленту) в среду, 7 сентября, отметит день рождения, с чем мы прославленную легкоатлетку от всей души и поздравляем!

Надежда Георгиевна — мастер спорта СССР международного класса. Отличник физической культуры и спорта. Двукратная победительница Всемирной Универсиады 1985 года в японском городе Кобе (в беге на 800 метров и эстафете 4 х 400 метров). Бронзовый призер Игр Доброй Воли 1990 года в американском Сиэтле. Четырехкратная чемпионка Советского Союза и победительница многих советских, российских и международных соревнований. Рекордсменка Ставропольского края в беге на 800 метров. Сейчас героиня нашего рассказа — директор спортивной школы олимпийского резерва по легкой атлетике Ставропольского края.

Надежда Лобойко

О своем славном спортивном пути, разнице в беге на короткие и средние дистанции, особенностях работы «зайца», несбывшихся олимпийских надеждах и наступившей эре международных санкций Надежда Лобойко рассказала в интервью «Блокноту».

— Надежда Георгиевна, вы сразу начали бегать на 800 метров?

Начинала я, как большинство, со стометровки. Каждый бегун в душе мечтает стать самым быстрым человеком на Земле. А этот титул обычно получают спринтеры, которые специализируются в беге на 100 метров. Но блистать в спринте дано не всем, для этого нужна взрывная стартовая скорость, которой я не обладала. Затем я перешла на 200 метров, потом – на 400, а со временем моему тренеру – Виктору Федоровичу Некрасову, пришла в голову идея попробовать меня на восьмисотметровке. Тем более, что с выносливостью, которая необходима при беге на средние дистанции, у меня никогда проблем не было. Мы поняли, что это моя дисциплина — и дальше уже работали именно в этом направлении.

— Мне кажется, 100 метров — детский лепет по сравнению с бегом на 400 и особенно 800 метров, где главное даже не победить, а добраться до финиша, поскольку эти дистанции требуют невероятной концентрации и выносливости, бежать надо все время на пределе сил. Как можно заниматься этим добровольно?!

Бывает, что и на сто метров люди так бегут, что потом откачивать приходится. Но мне 800 метров даже проще было бежать, чем 400.

— Вы какую тактику на дистанции предпочитали? Сразу неслись вперед или предпринимали финишный спурт?

Естественно, у каждого бегуна свои козыри. Например, наш олимпийский чемпион Юрий Михайлович Борзаковский — отличный финишер. У меня, к сожалению, таких качеств не имелось, я была «темповичка». То есть быстро начинала, а там уже — как Бог даст, потому что в душе я все-таки оставалась спринтером. Сейчас бег на 800 метров отличается от 1980-1990-х. В те времена практиковался разгоняющий, так называемый «заяц» — человек, который задавал темп гонке. Теперь же на это никто не смотрит. Многие сразу же мощно начинают и держат темп на протяжении всей дистанции.

Фото из личного архива Надежды Лобойко

— Заветная мечта любого спортсмена —  Олимпийские игры. Но в вашей карьере (а в национальной сборной вы провели больше десяти лет) выступлений на крупнейшем форуме четырехлетия не случилось. Почему? 

Я сама себе этот вопрос часто задаю. Я готовилась поехать на четыре Олимпиады, но так ни на одну не поехала. В первый раз — в 1984 году, все сорвалось, поскольку СССР бойкотировал летние Игры в США. Ближе всего я была к Олимпиаде 1988 года в Сеуле, но по своей собственной вине не прошла отбор. Была уверена на сто процентов, что поеду в Южную Корею, но спорт самоуспокоения и переоценки своих сил не терпит. В 1992 году Советский Союз развалился, акценты сместились, и уже было не до Олимпийских игр. Не получилось поехать и в 1996 году. Видимо, Олимпийские игры —  это не мое.

— У вас легкоатлетическая семья. Ваш муж — Вячеслав Лобойко, мастер спорта по прыжкам в высоту. Наверное, вашим детям на роду было написано заниматься «королевой спорта»? 

Старшая дочь — Маша, пошла по моим стопам, бегала 100, 200, 400 метров. А младшая, Лена, как папа, занимается прыжками — но только не в высоту, а тройным. Она уже в детстве говорила: «Я буду заниматься не как мама, бегом, а как папа — прыгом». Я, честно говоря, не могу смотреть соревнования Лены, поскольку они настолько травмоопасные!

Старшая дочь родилась в разгар моей спортивной карьеры — в 1986 году. Я все время пропадала на сборах. Не видела, как ребенок рос, делал первые шаги, как появился первый зуб. Все это узнавала из писем родителей и мужа. Иногда по телефону — мы частенько бегали на переговорный пункт, тогда же сотовой связи еще не было. Зато младшая родилась, когда я уже со спортом закончила. И уж с ней познала все прелести материнства.

Надежда Лобойко с дочерью Машей

— Вы сами себе сказали: Все, пора завязывать»? Или за вас это сделали, как зачастую бывает у спортсменов, травмы?

Я повесила шиповки на гвоздь достаточно поздно — в 35 лет. При этом мне к тому времени нередко «тонко» намекали, что, мол, пора уступить дорожку молодым. В те годы в нашей стране было принято заглядывать спортсменам в паспорт. Я тогда выступала за ЦСКА ВВС, считалась военнослужащей, поэтому в один прекрасный день пришла к своему начальнику — Анатолию Васильевичу Киселеву, и честно сказала: «Больше бегать не могу и не хочу. Если я вам нужна, как специалист, то готова выйти на работу хоть завтра. Но только я ничего, кроме как бегать, не умею». Мне пошли навстречу, приняли в штат ставропольского СКА, и в декабре 1996 года я вышла на работу. Несколько месяцев я осваивалась, училась работать с документами, составлять бумаги, обращаться с офисной техникой и так далее. Спасибо за поддержку и терпение Роману Кимовичу Маркову, который тогда возглавлял ставропольский СКА.

— Теперь вы — директор СШОР по легкой атлетике. Зачем вам еще и общественная нагрузка в виде руководства Федерацией легкой атлетики Ставропольского края?

Я считаю, что это важно и престижно. Коллеги мне доверили этот высокий пост, и я стараюсь оправдать их доверие.

— Что для вас значит Ставрополь?

Я здесь, родилась, выросла, ходила в 28 школу на родной Ташле, занималась на стадионе «Динамо». Первый мой тренер — Алла Сергеевна Иванова, жива-здорова, мы с ней все время созваниваемся, общаемся. Не скрою — в свое время было очень много предложений уехать: в Ленинград, Белоруссию, Прибалтику. И я очень рада, что осталась здесь. Считаю, что человек нужен там, где родился.

Надежда Лобойко

— С 2015 года российская легкая атлетика находится под санкциями. Нашим ребятам не давали выступать под родными гимном и флагом, теперь вообще не выпускают на международные соревнования. Тем не менее, вы не теряете оптимизма и призываете молодежь активнее идти в легкую атлетику. Какой сейчас стимул у легкоатлетов добиваться успехов на беговой дорожке, секторах для прыжков и метаний?

Во-первых, легкая атлетика была, есть и будет королевой спорта. Во-вторых, нас боялись, боятся и будут бояться. Потому что Россия всегда была великой державой, в том числе и в легкой атлетике. И то, что международные санкции начались именно с нашего вида спорта, абсолютно логично. Это самый медалеемкий вид спорта, в том числе на Олимпиадах. На Игры в Токио поехали всего 10 россиян, но эта горстка завоевала две медали! Рано или поздно это все закончится — и мы вернемся на международную арену. Я верю, что все будет хорошо!

Виктор Мирошниченко
Фото: из семейного архива Надежды Лобойко

Новости на Блoкнoт-Ставрополь

Столкнулся с бедой, а власти не помогают? Заснял что-то необычное? Есть чем поделиться? Или хочешь разместить рекламу на наших площадках?

ПРИСЛАТЬ НОВОСТЬ

Ставропольский крайлегкая атлетикаНадежда Лобойко
0
0
s4