Ставрополь Вторник, 31 Марта
Культура, 19.02.2020 20:20

«Музыкант должен быть там, где горе»: Шевчук о конфликтах на Кавказе

Все творчество Юрия Шевчука – словно символ вечного протеста против войн, несправедливости, бесправия, глупости и беззакония. Сам он говорит, что музыканты должны своими песнями бороться за мир.  Корреспондент «Блокнот Ставрополь» поговорила с российским рок-музыкантом, лидером группы «ДДТ» о его жизни на Кавказе, миссии музыканта и отношению к вооруженным конфликтам.

– Мы за любовь, тогда Господь с нами. Хорошая маленькая победоносная война – это всегда прелестно для любого авторитарного государства, это укрепляет власть. Но как она влияет на души людей? Я стараюсь по возможности не смотреть телевизор и не слушать радио. По возможности потому, что я гражданин и смотрю центральные каналы, где смакуется война. И народ наш российский, очень миролюбивый, настраивают в сторону войны.

Во время конфликта в Цхинвале я ездил туда с Центроспассом на три дня, этого хватило. Был и в осетинских селах. Просто ходил, разговаривал с людьми. Познакомился с одним дедушкой. Он мне показал свой разрушенный дом. Мы час бродили. Он даже не плакал, как-то выл внутри себя. Было очень тяжело смотреть на него. Он мне показал помидоры, сожженные «Градом». Они были серого мертвого цвета. Осетины мне рассказывали, как журналисты Первого канала спрашивали: «А где у вас склады с трупами грузин, чтобы снять?» Но это же кощунство. 

шевчук ддт 1995.jpg

– В свое время вы были в Чечне, потом – в Южной Осетии. Можно их сравнить?


– Я даже одно время жил на Кавказе, на меня друзья обижаются, что я редко к ним приезжаю. Беда и горе похожи друг на друга. Самое страшное в войне – она разрушает любую личность. На окраинах русской империи происходит тотальное разрушение личностей. Мы получаем людей с искореженными, разбитыми душами. Считаю, что за столь долгое время, когда грузины и осетины смотрели друг на друга сквозь прицелы, можно было найти политическое решение и не доводить до кошмарной бойни.

– И все-таки, какое главное ощущение после того, что вы увидели во всех локальных военных конфликтах?

– Человечество стоит на краю пропасти, перед Третьей мировой войной. И нет социальных институтов, которые могли бы это разрулить. Нет авторитетных международных организаций. Ничего не работает. Ощущение 30-х годов прошлого века.

– Группа «ДДТ» всегда была против. Раньше вы боролись против СССР, а против чего боретесь теперь?

– Музыкант должен быть там, где горе. Если стараешься быть порядочным человеком, то очень много вещей расстраивают. Я вижу то, что не нравится, от чего моей душе больно и плохо. Об этом я и стараюсь говорить и петь. И не забывать, что я – гражданин, не состою ни в одной политической партии. Я привык говорить то, что думаю. Может, я и идиот. Давайте поднимем с колен человека, который бы имел не только обязанности, но и права. Чтобы он был защищен, чтобы имел независимый суд.

– Андрей Макаревич как-то сказал, что вы создали из протеста профессию. Как вам слышать такие слова?

– Я этим не горжусь, но мне жить гораздо сложнее, чем Макаревичу. Мы должны каждый свой участок возделывать. Каждый выбирает свою дорогу: БГ – в Тибете, Костя Кинчев – в православии, я – в Цхинвале, Гарик Сукачев – в кабаке. А Бутусов – между. Он хороший, просто у него семья большая – семь женщин, представляете?

Я недавно спросил одного батюшку: «Скоро конец света?» А он ответил: мол, все к этому идет, но на небесах пока праведников не хватает, вот Россия даст еще, чтобы ангельская рать усилилась. Я тогда почесал затылок, не согласился, но он был убежден. Мне жалко детей наших – где они будут жить? Не перебьют ли их в локальных конфликтах? 

maxresdefault-5.jpg

– Кто для вас пример, как личность?


– Ганди, Кеннеди, Рихард Зорге. Серьезно, не смейтесь. Он хороший большой политический деятель. Моя мама его обожает, она с детства мне про него рассказывала. Она художница, и даже написала его портрет большой. У многих над кроватью висел Ленин. А у меня – Зорге. У Путина, наверное, тоже.

– В последнее время вы дружите с кинематографом. Сейчас снимаете или снимаетесь?

– И то, и другое. Снимал документальный фильм – история Александро-Невской лавры. Снялся в кино у Андрея Смирнова, лента называется «Жила-была одна баба». Действие происходит в тамбовской деревне после 1905 года. Я играю казака. Неделю просидел в седле, с наганом. И кричал: «Не выпустим оружию с наших мозолистых крестьянских рук, пока не выведем всех до одного куманистов, нахалов с русской земли. Долой ехидного змея Ленина и его палачей!» Роль у меня небольшая, быстро убивают.

– А вы бы пошли с оружием Родину защищать?

– Мы должны ее защищать, но только тогда, когда застучат сапоги у нашего порога. Если враг придет, я сам возьму в руки оружие.

– А кто враг?

– Любой, кто нападет на Россию. А лучше бы нам самим вступить в НАТО. Свою точку зрения изнутри бы двигали. И никаких войн не будет. Чтобы, к примеру, спасти человека от алкоголизма, любые способы хороши. Так же с войной.

Александра Верищак



Новости на Блoкнoт-Ставрополь
ДДТЮрий Шевчукинтервьюгорячие точкиконфликты на Кавказевойнамузыка
0
1

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое