Ставрополь Четверг, 29 октября
Общество, 05.09.2020 18:49

Парадокс Санниковой: ставропольской медсестре, заразившейся от «нулевого пациента» отказали в выплатах

Вместе с волной коронавирусной инфекции Ставрополье накрыла и волна скандалов с задержкой, неправильным начислением или отказами в «ковидных деньгах» медицинским работникам, которая никак не схлынет и до сегодняшнего дня. 

Очередной случай с отказом в выплате компенсации медсестре взрослого кишечного отделения «Краевой специализированной клинической инфекционной больницы» Любови Цириховой вызвал широкий общественный резонанс. Женщина «подхватила» CоVID-19 от «нулевой пациентки» Ставрополья — на тот момент главного инфекциониста края Ирины Санниковой. Как уже сообщал «Блокнот», именно чиновница от медицины пренебрегла карантином после отдыха в Испании и отправилась на работу. Побывала она в минздраве, ряде медицинских учреждений, в том числе СтМГУ и инфекционной больнице города. 

— Ирина Викторовна, как главный инфекционист и куратор нашего учреждения, приходила к нам в больницу 12 марта, — рассказывает Любовь Цирихова. — Она тогда уже жаловалась, что чувствует себя неважно. Но мы и представить не могли, что это CоVID, тогда эта зараза была для нас чем-то абстрактным, далеким и не касающимся Ставрополья. Она общалась с нами, ходила по отделениям, проверяла работу. 


 санникова.jpg

Ирина Санникова

17 марта Санниковой стало совсем нехорошо и её госпитализировали в «инфекционку», сначала — в диагностическое отделение. Но, поскольку лучше ей не становилось и что с ней происходит, врачи понять не могли, ее перевели в кишечное отделение.

18 марта я пришла на суточную смену и узнала, что у нас лежит Санникова, — продолжает медсестра. — Конечно, я пошла ее проведать тут же, узнать не нужно ли чего. Весь день практически с ней провела — водила на рентген, ставила уколы и т. д. Мне было ее так жалко – она очень хорошая женщина, да и знакомы мы давно, когда-то даже работали в одной больнице.

По словам Любови Цириховой, к вечеру Санниковой стало совсем худо, ее перевели в реанимацию и только тогда догадались взять у пациентки тест на коронавирус. Результат прозвучал громом среди ясного неба — у Санниковой CоVID-19. Дежурную смену — трех медсестер, врача и санитарку тут же отправили сдавать анализы, а до получения результатов домой идти не разрешили. Так что смена осталась 19 марта на второе суточное дежурство, а пришедших нас сменять отправили по домам.

— 20 марта в обед нас огорошили — у всех пятерых сотрудников смены тест дал положительный результат. Что тут началось! Пациентов стали выводить из больницы, поднялась паника, мы плачем — такой шок. Нас тут же изолировали в отдельном боксе, — вспоминает Цирихова. 

В итоге «инфекционку» закрыли на карантин, а власть, до этого тщательно скрывавшая первый случай заражения коронавирусом в крае, вынуждена была это признать. Как и публично признать имя «героя», доставившего на Ставрополье вирус — Ирина Санникова. 

Болела Любовь Цирихова тяжело — полтора месяца в больнице, еще два дома на амбулаторном лечении. Мало помогло даже двухнедельное лечение в санатории на КМВ, предоставленное, кстати, по краевой программе организации санаторно-курортного лечения медицинских работников, которые оказывают помощь больным коронавирусом в «красных зонах» с повышенной опасностью заражения. 

любовь.jpg

Любовь Цирихова

Вирус поразил легкие, дал осложнение на почки. Женщина до сих пор ослаблена, не выходит на работу по медпоказаниям. Но компенсационных выплат, как оказалось, ей не положено. По чисто формальным обстоятельствам, дескать, по мнению краевого минтруда, не добрала Цирихова одни сутки инкубационного периода, чтобы считаться заразившейся на рабочем месте. И, что показательно, отказывая медсестре в выплатах, минтруд технично переложил вину с инфекциониста Санниковой, по своей беспечной самонадеянности явившуюся источником заражения для многих людей, на саму заболевшую. 

мамонтова1.png

«Отказ в выплате компенсации в 1 миллион рублей медсестре, которая утверждала, что заразилась на работе, обоснован. При решении этого вопроса необходимо принимать во внимание даты профессиональных контактов медицинских работников с больными COVID-19. Претендовавшая на компенсацию медик ухаживала за пациентом 18 и 19 марта. Тесты на коронавирус она сдала также 19 числа, и уже на следующий день подтвердился положительный результат. При этом инкубационный период у CоVID-19 составляет от 2 до 14 дней, а чаще всего — 5-7 суток. Соответственно, специалисты пришли к выводу, что на момент ухода за первой официальной коронавирусной больной в регионе медсестра уже была инфицирована. По её же словам, она контактировала с пациентом ещё с 12 марта. Вероятно, медик могла заразиться от этого пациента, но вне рамок осуществления профессиональной деятельности. Руководствуясь положениями Закона № 58-кз и Временными методическими рекомендациями Минздрава России, министерством принято решение об отказе в назначении единовременного социального пособия», — говорится в пояснении министра труда и соцзащиты Елены Мамонтовой, размещенном на официальном сайте ведомства. 

мамонтова.jpg

Елена Мамонтова

После прочтения этого опуса сразу вспоминаются слова Ленина об отписках чиновников-бюрократов, сказанные им на X Всероссийской конференции РКП(б): «Формально правильно, а по существу издевательство». 

Когда 12 марта Ирина Санников приходила в инфекционную больницу и общалась там с коллективом, медсестра находилась как раз на своем рабочем месте и при исполнении служебных обязанностей. О каких контактах «вне рамок служебной деятельности» пишет Мамонтова? На чай-кофе друг к другу высокопоставленная чиновница от медицины и рядовая медсестра не ходили. Под ручку по парку не прогуливались. Все общение происходило в стенах «инфекционки» в рамках рабочего процесса. 

И вот эту фразу Мамонтовой как понимать: «на момент ухода за первой официальной коронавирусной больной в регионе медсестра уже была инфицирована»? Инфицирована от кого? Не от Санниковой? И остальные медработники этой смены тоже заразились не от Санниковой, а от мифического другого носителя вируса? Тогда кто этот другой «ковидный пионер»? Он установлен? Его эпидокружение выявлено? Если нет, то все слова министра — это так называемые разговоры в пользу бедных.

— Мне было до слез обидно, когда на приеме в минтруда чиновница, я не вспомню сейчас её фамилию, мне сказала, что как только губернатор издал закон о выплатах, все сразу кинулись их получать. И добавила, а вы понимаете, какие это траты для бюджета? Прозвучало это так, что я специально пошла и заразилась ковидом, чтобы потом потребовать денег, — вздыхает Любовь Александровна. — Как будто я просила не положенные мне выплаты, а клянчила что-то сверхестественное. То, что я заразилась именно на рабочем месте, сомнению не подлежит. Незадолго до всего этого ЧП я проходила предоперационное обследование, включая рентген. Никаких отклонений в здоровье, кроме возрастных, не выявили. Однако, когда я собирала документы на выплату, получила справку, что у меня была выявлена «внебольничная пневмония». Какая внебольничная? Такая подтасовка везде идет, такие нестыковки, просто ужас. Значит, лечение в санатории мне как «ковидному медику» положено, а компенсация — нет? 

За защитой своих прав женщина обратилась во все инстанции. Но «зашевелились» ведомства только тогда, когда эта история получила огласку в СМИ.

Так, по информации краевой прокуратуры: «Прокуратурой Ставропольского края организована и проводится проверка по публикации, размещённой в сети Интернет, о невыплате медсестре ГБУЗ СК «Краевая клиническая инфекционная больница» единовременного пособия. По результатам проверки, при наличии оснований, будет рассмотрен вопрос о принятии мер прокурорского реагирования».

«Блокнот Ставрополь» следит за развитием истории.

Николай Огарёв

Новости на Блoкнoт-Ставрополь
  Тема: Коронавирус  
коронавирусвыплатыотказЛюбовь ЦириховаЕлена МамонтоваИрина Санниковаинфекционная больницапрокурорская проверка
4
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое