Ставрополь Суббота, 19 июня
Происшествия, 01.05.2020 19:57

«Что страшнее — коронавирус или врачи?»: пятигорчанка рассказала о смерти отца из-за возможной халатности медиков

Михаил Т. скончался от почечной недостаточности 18 апреля, у мужчины был подтвержден CoVID-19. Пятигорчанин не дожил нескольких месяцев до своего дня рождения. В этом году ему должно было исполниться 69 лет. Инфекция могла дать осложнения на жизненно важные органы, так сообщал краевой минздрав, но родные погибшего предполагают — виной всему не коронавирус, а врачебные ошибки.

Дочь Михаила Роза рассказала редакции «Блокнот Ставрополь» о последнем месяце жизни ее отца.

Папе нужно было сдать в начале марта два анализа — флюорографию и кардиограмму, он планово должен был ложиться в отделение неврологии. Результат должны были передать его лечащему врачу, но этого так и не произошло, — со слезами на глазах вспоминает Роза. — Прошло больше десяти дней и моему отцу стало плохо, 23 марта вызвали скорую. Врач его осмотрел, назначил АЦЦ и ингаляцию, но уже спустя три дня мой папа стал задыхаться.

Как пояснила Роза, Михаила так и не приняли в отделение неврологии, сославшись на карантин, потому и бегать за анализами не было смысла. Семья была уверена, что они уже прикреплены к медицинской карте и ждут своего часа.

Когда отцу стало плохо, он обратился к участковому врачу горячеводской больницы, в ней же он и делал флюорографию. Тогда и выяснилось, что его снимок не передали врачу, а на нем уже была видна правосторонняя пневмония. Мой брат дважды ходил за результатом и лишь со второго раза его удалось найти. Узнав о пневмонии, врачи сказали вызывать скорую и отца отвезли в инфекционную больницу Пятигорска, — поделилась дочь погибшего.

Уже там мужчине назначили еще несколько рентгенов. Роза пояснила, что пневмония у Михаила тогда не подтвердилась, поставили иной диагноз — бронхит.

При поступлении в инфекционную больницу у отца взяли тест на коронавирус, результат был отрицательный. Его положили в общую палату, по началу у папы не было температуры, она поднялась позднее — на 7 день, — вспоминает Роза. — Уже на 9 день его перевели в отдельный бокс и взяли повторный тест. Результат оказался сомнительным.

merlin_170362467_6f3518c0_9775_4973_8a0e_0b43f878609e_articleLarge.jpg

Тогда с семьей Михаила связались сотрудники роспотребнадзора, они инициировали проверку окружения мужчины. По словам Розы, в круг общения отца вошли порядка 35 членов семьи и близких. Только ни у кого из них анализ не дал положительный результат.

Когда моему отцу стало хуже — вызвали реаниматолога. Вот ему я бы хотела выразить благодарность, только фамилии так и не узнала. Именно он определил, что папе поставили неверный диагноз, он же сообщил об интоксикации организма и обезвоживании. Именно этот врач изменил лечение, но было уже поздно, — рассказала дочь Михаила.

Когда отец Розы был уже в близком к тяжелому состоянию, врачи приняли решение перевезти его в Ставрополь. 

Отец позвонил мне и сказал: «Доча меня везут в Ставрополь». Уже 5 апреля в воскресенье его отправили в краевую инфекционную больницу. Как папа говорил мне, у него в легкой форме обнаружили коронавирус, — пояснила Роза.

Девушка вспоминает, что тогда у нее не было сильного чувства тревоги, наоборот семья была рада, что Михаила перевезут в краевую столицу, там и врачи лучше и оборудование есть. Но они не подозревали, что уже тогда было поздно.

Мы с ним общались по телефону 6 апреля, он повеселел, был бодр. Правда уже вечером того же дня отец признался, что стал более слабым. Я тогда не стала ему мешать и попрощалась. Во время разговора уже 7 апреля я поняла, что ему стало еще хуже, а 8 числа утром он уже перестал отвечать на звонки, — плача, рассказывает девушка. — Врачи диагностировали у отца запущенную двухстороннюю пневмонию и обезвоживание. Сначала его ввели в медикаментозную кому, подключили к ИВЛ. Затем папе сделали трахеостомию (хирургическая операция, в результате которой обеспечивается поступление воздуха в дыхательные пути — прим.ред.). Позднее нам стало известно, что у отца отказали почки, обе, хотя он никогда не страдал почечной недостаточностью. 

screenshot_459.png

Проблемы с почками стали причиной перевода Михаила во вторую больницу Ставрополя, лишь там был необходимый для гемодиализа (метод внепочечного очищения крови при острой и хронической почечной недостаточности — прим.ред.) аппарат «искусственной почки».

Он скончался в «двойке» 18 апреля. Десять дней он ходил дома с пневмонией лишь потому что его флюорография не дошла до врача, больше недели его неправильно лечили из-за постановки неверного диагноза. Никто из окружения не заболел коронавирусом, ни его 95-летняя мать, моя бабушка, ни его жена, все они жили под одной крышей, — выносит вердикт Роза. — Весь мир кричал об эпидситуации, а моего отца положили в общую палату с еще двумя пациентами. Я предполагаю, что он заразился коронавирусом именно в больнице. Иначе почему никто из его близких не стал носителем вируса? Я считаю, что главная причина смерти моего отца — халатность и некомпетентность рентгенолога горячеводской больницы, а также врачей пятигорской инфекционки.

Родственники Михаила приняли решение обратиться в прокуратуру. По их мнению, только надзорные органы смогут оценить все действия и бездействия медиков в рамках закона. «Блокнот Ставрополь» продолжает следить за развитием событий вокруг смерти Михаила Т. В адрес прокуратуры Ставропольского края по окончанию выходных будет направлен запрос на получение информации о ходе проверки в отношении указанных Розой Т. сведений.

Помимо этого редакция готова опубликовать ответ как горячеводской больницы, так и инфекционной больницы города Пятигорска или их представителей по сложившейся ситуации.

Игорь Белый


Новости на Блoкнoт-Ставрополь
  Тема: Коронавирус  
Ставропольский крайсмертьврачихалатностьотецкоронавируспочечная недостаточность
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое