Ставрополь Понедельник, 25 января

Ставрополье — самая большая братская могила евреев на юге России

Евреев не приносили в жертву, их просто убивали...

В российском событийном календаре много разных дат. Есть даты обыденные, есть даты праздничные, есть — профессиональные. И есть 27 января — международный день памяти жертв Холокоста. 

В годы Второй мировой войны 6 миллионов евреев подлежали уничтожению только за то, что родились под звездой Давида. Да, сегодня мало кто не знает такое позорное пятно в современной истории человечества как еврейский холокост.

Однако, как признается руководитель Ставропольской городской еврейской религиозной организации «Шалом» Ефим Файнер, более емко трагедию его народа отражает другое определение «Шоа́», что в переводе с иврита означает «бедствие, катастрофа». Ведь Холокост относится к греческой тематике и обозначает «жертвоприношение во имя чего-то». Евреев же не приносили в жертву. Их просто убивали.

шоа.jpg

Шоа — это то, что на самом деле произошло с нашим народом. Больше всего досталось европейским евреям. И, хотя у многих из них фамилии были созвучны с немецкими, а разговорный язык идиш очень схож с немецким, это не помешало фашистам истребить 95% мирного населения. 

Пострадала от Холокоста и наша семья. Мы потеряли 15 наших родственников. Это и тети, и дяди. Отец же погиб на фронте в августе 1944 года, — рассказывает их личную историю Ефим Леонидович.

Вся его семья долгие годы жила в Керчи. В довоенное время отец работал на крупном заводе, когда в 1939 году его оправили в командировку в Польшу. Там уже тогда начинали притеснять евреев. Это были первые тревожные симптомы надвигающейся чумы, но их не услышали. 

Да и неоткуда было. Если немногим раньше в той же советской прессе что-то и проскальзывало о пришедших в Германии к власти нацистах и об их отношении к евреям, то после подписания пакта Молотова-Риббентропа в СМИ царило полное затишье. Оно превратилось в смертельное торнадо, когда сначала последовал приказ Сталина: «Керчь не сдавать», а потом и немцы оказались уже на подходе к городу.

7ab2d1c143665bc6fd6381cd5e24bf59.jpg

Мой отец тогда уже был заместителем начальника обороны города, и понимал, к чему все идет. Поэтому искал варианты спасти нас. Как-то ворвался домой весь взбудораженный, сказал, что нашел машину, и чтобы вся семья срочно собиралась. Все, кроме него. Он останется защищать город, — вспоминает рассказы матери Ефим Файнер, и то, как на семейном совете запротестовала бабушка, что она никуда не поедет и не станет поддаваться панике.   

— В 1919 году, когда в городе зверствовали махновцы, немцы даже помогали евреям, и все мирно жили. Так с чего бы им нас ненавидеть? А вслед за бабушкой отказались эвакуироваться и ее сестры. Мама тоже хотела остаться, но тут папа был непреклонен. Сказал: «Поступай, как знаешь, но наших детей я спасу», — рассказывает Ефим Леонидович, какой сложный выбор предстояло сделать его маме. 

Она выбрала детей, и вместе с ними села в машину, за которой еще долго бежал ее племянник Фима. Мальчишка просил, чтобы они взяли его с собой. Но мама побоялась разлучать ребенка с матерью.

Через несколько дней после их отъезда немецкие войска вошли в город. И первое, что сделали фашисты — расклеили объявления, что всем евреям с вещами надлежит явиться на сборочный пункт. 

В одних городах они уверяли, что это делается для их же безопасности, и люди будут эвакуированы подальше от линии фронта. В других ничего не обещали и просто грозили расстрелом. И люди верили как в доброе, та и в угрозы. Верили как в Керчи, так и Ставрополе, где в 1942 году также жило много эвакуированных евреев.

27843057.jpg

Все же думали, что дальше Ростова немцы не пойдут, поэтому и бежали на юг из Ленинграда и Днепропетровска. Здесь и нашли свой конец. Когда немцы пришли в Ставрополь, они педантично отдели городских евреев от иногородних. Первых 700 человек расстреляли в одном месте, а на следующий день стали истреблять приезжих, — рассказывает Ефим Файнер.

В первых списках была и его тетя вместе с семимесячным малышом. Не пощадили никого. Равно как и в Керчи. Где был убит и Фима, и другая его тетя с ее трехлетним ребенком. А за несколько месяцев до трагедии обе сестры прислали маме Ефима Леонидовича свои фотографии с детками. Счастливые, улыбающиеся молодые женщины и их первенцы... Кто бы мог подумать, что вскоре никого из них не останется в живых?

Пять тысяч евреев было расстреляно в Ставрополе. Это второе место по краю. Первое занимают Минеральные Воды, район стеклотарного завода, где вся территория была усеяна трупами. Всего же на Ставрополье было уничтожено более 35 тысяч евреев, — приводит страшную статистику наш собеседник.

5b10493c9472bfbc3c06648bbd6030176efbf09e09c2522a091943ab61a99934.3xz33xt7dbaccg0gssg0oosg4.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

По сути, Ставропольский край — самая большая братская могила эвакуированных евреев на территории Юга России. Что больше всего Ефима Файнера гложет в этой трагедии?

Что многие европейские страны не смогли уберечь хотя бы часть еврейского населения от опасности. У кого-то просто не получилось, другие не захотели. Та же Англия, Америка и вовсе разворачивали корабли с беженцами. 

Война вообще сама по себе открывает и лучшие, и худшие качества в человеке. Это его личный экзамен на порядочность, который сложно выдержать, если ты изначально заряжен предубеждением против евреев, впитанном на уровне анекдотов, сплетен, мифов, религиозных наветов. 

А с приходом фашистов все это легло на благодатную почву. Не только в Ставрополе или Керчи, а в целом. Один мой знакомый рассказывал, что когда немцы вошли в Ставрополь, первое, что сделали дворовые мальчишки  — это избили его с криками: «Жид». Зато, когда его семью вели на расстрел  другие жители края спасли. 

109460.jpg

Или взять к примеру, историю моего отчима. Во время войны, когда он служил в мотострелковой дивизии, один солдат решил убить его только за то, что он еврей, и стал советоваться с другим солдатом, как это лучше сделать. «Тронешь его – будешь следующий», — ответил несостоявшийся «напарник». Вот и получается, что хорошее и плохое всегда бродят рядом. Вопрос, что выберем для себя лично мы. Принцип: «Моя хата с краю…» или «Чужой беды не бывает, — прокомментировал руководитель ставропольской еврейской организации.

Ефим Леонидович, ваша организация много и успешно занимается установкой мемориалов памяти жертвам фашистского геноцида. Такой памятник есть в Ставрополе, в прошлом году мемориал появился в Минеральных Водах. В чем глубинный смысл данного проекта?

В том, чтобы помнить самим и донести нашу историю, культур, традиции до подрастающего поколения. «Йимах шмой» (чтобы твое имя было стерто)  одно из самых серьезных еврейских проклятий. Когда в разговоре всплывает имя Гитлера, мы не сочиняем изощренных ругательств в его адрес, эта фраза говорит все сама за себя. Ведь это именно то, что фашисты хотели сделать с нами  стереть с лица Земли. 

bc5f49472c507815c9efca923ba30c9b.jpeg

У них ничего не получилось. И наша главная миссия сейчас, не просто восстановить имена всех жертв геноцида, но и никогда их не забывать. Чтобы их имя тоже жило в памяти народа, — подытожил собеседник. 

Юлия Степанова


Новости на Блoкнoт-Ставрополь
СтавропольВторая мировая войнавоспоминанияевреи
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое