Ставрополь Вторник, 23 июля
Общество, 16.12.2022 10:00

СВО, санкции и частичная мобилизация: что осталось от ставропольского рынка труда в 2022 году?

Проблема безработицы на Ставрополье стоит не так остро, как социальная повестка, но все же требует огласки. За последние годы рынок труда в крае пережил многое: локдаун и закрытие предприятий из-за CoVID-19, переход части населения на удаленную работу, санкционный кризис и частичную мобилизацию. «Блокнот» выяснил, как в итоге обстояли дела с работой у ставропольцев в 2022 году.

Один из факторов, повлиявших на трудоустройство в этом году — специальная военная операция, начавшаяся 24 февраля. Первые трудности, с которыми столкнулись жители Ставрополья, — давление на отечественные предприятия санкциями. Далее последовал массовый протестный уход зарубежных компаний, а следом была объявлена частичная мобилизация. 

Рассматривать ситуацию на рынке труда стоит в целом с тяжелого 2020 года. Тогда, например, на сервисе интернет-рекрутмента HeadHunter отмечали значительное снижение числа вакансий — сказалось влияние коронавируса. 


Затем рынок быстро восстановился до уровня 2019 года и продолжил расти. К началу 2022 года вакансий было много, а сотрудников не хватало, и компании ощущали дефицит кадров. Эта ситуация была характерна как для России в целом, так и для Ставропольского края.

«При этом, на протяжении последних лет мы фиксируем еще одну важную тенденцию — соискатели не стремятся активно искать и менять работу. Это один из парадоксов текущего состояния экономики. Что обычно происходит в кризис? Обвал вакансий и рост резюме. Кратковременное снижение в динамике вакансий было, но скачка резюме за ним не последовало. С начала 2022 года в Ставропольском крае число открытых/обновленных резюме увеличилось лишь на 8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (по России в целом на +13%)», — прокомментировала Наталья Данина, главный эксперт hh.ru по рынку труда и руководитель направления клиентской эффективности.

У эксперта есть две гипотезы, почему так могло случиться. Первая — сказывается демографическая ситуация (из-за снижения рождаемости в 90-е годы молодёжи на рынке труда почти в два раза меньше, чем 10−15 лет назад).  Вторая — люди ещё не отошли от стресса с CoVID-19 и предпочитают «держаться» за свою текущую работу.

Если говорить о том, где хотели бы работать сами жители Ставрополья, то рейтинг сфер с самым большим количеством резюме от местных уже достаточно долгое время остается стабильным. Как правило, люди выбирают те отрасли, где сотрудники требуются всегда и в больших количествах.


По данным сервиса HeadHunter на ноябрь 2022 года

На первом месте по популярности у ставропольчан «Продажи» — 15% от всех резюме приходится именно на нее. К ней относятся как резюме продавцов, торговых представителей, администраторов торговых залов, так и менеджеров по продажам и руководителей отделов продаж. На втором месте — «Административный персонал», на третьем — «Бухгалтерия, финансы». Также в число популярных у жителей края сфер входят «ИТ, телеком», «Транспорт, логистика», «Производство, сельское хозяйство» и другие.

Вынужденное импортозамещение

Перейдем к конкретным трудностям 2022 года. Не так давно Россия стала мировым лидером по количеству введенных против нее санкций. Практически все отрасли так или иначе пострадали от ограничений, начиная сельским хозяйством и заканчивая сферой услуг. 

Работодатели столкнулись с серьезным выбором: либо закрывать свои предприятия вовсе, либо искать выгодные варианты импортозамещения, либо урезать расходы. И если средний и крупный бизнесы, уже опытные после коронавируса, смогли удержаться на плаву, то малому бизнесу пришлось тяжелее всего. 


Владелица одного из заведений Ставрополя рассказывала, с чем пришлось столкнуться многим собственникам общепита. Долгий поиск поставщиков ранее привычных продуктов, взлетевшие цены от местных производителей и резко упавшая выручка стали суровой реальностью.

Уходи, дверь закрой: ушедшие иностранные компании

Одними только санкциями на государственном уровне дело не ограничилось. Свою ноту протеста поочередно стали высказывать самые известные зарубежные компании. Бренды одежды (Zara, Pull&Bear, H&M и др.), техники (Apple, ASUS, HP и др.), питания (Coca-Cola, Danone, PepsiCo и др.) и не только объявили о своем уходе из России. 

Но вместе со своей продукцией организации забрали и тысячи рабочих мест. И пусть отношение к бывшим работникам было в рамках трудового кодекса (они получили компенсационную выплату в связи с увольнением), но людям все равно пришлось искать новые места работы. 

Сложнее обстояли дела у фастфуд-магнатов. О намерении уйти также заявляли KFC и McDonald's. Последние действительно на полгода закрыли все свои рестораны, но потом под руководством нового владельца провели ребрендинг и снова предстали в качестве заведений «Вкусно и точка». С открытием появились и новые вакансии.


Тяжелее было сфере досуга. Директор «Синема парка» Ирина Дробилко рассказывала, что посещаемость кинотеатров в Ставрополе снизилась на 80%, а причиной стал уход зарубежных кинокомпаний. Из-за отсутствия денег пришлось сокращать персонал.

Однако, по словам эксперта Натальи Даниной, гигантское влияние иностранных компаний на российский рынок труда — миф. 

«Наш рынок труда составляет примерно 73 миллиона человек, из них в иностранных компаниях заняты более 2 миллионов людей. С учетом всех цепочек поставок это число может доходить до 10 миллионов человек. Большинство иностранных компаний с начала СВО приостановили работу до середины лета, но продолжали выплачивать зарплаты сотрудникам, пусть и в сокращенных объемах», — объяснила женщина.

Если говорить о людях, которые все-таки лишились работы в иностранных компаниях, то многие из них, как было отмечено ранее, получили в качестве компенсации по 8–12 окладов. Так что у них тоже нет мотивации выходить на открытый рынок труда здесь и сейчас, им важно перезагрузиться и пережить весь этот стресс, накопленный еще с пандемии. В HeadHunter прогнозируют, что тенденция может измениться уже через полгода, ближе к весне, но, опять же, число кандидатов будет невелико.

Долг перед Родиной

Следующим неожиданным ударом для работодателей стала частичная мобилизация. На Ставрополье призывники, в основном исключительно работоспособные, сохраняли за собой рабочие места, на время отсутствия их замещали другие сотрудники (либо из числа уже работающих, либо временно нанятые). 

Но можно ли сказать, что именно из-за этого ряд профессиональных сфер испытали настоящий кадровый голод? На самом деле, не совсем. Изменились лишь условия для работы.  


По данным сервиса hh.ru, на фоне частичной мобилизации увеличилась доля вакансий с временной занятостью и оформлением по срочному трудовому договору — в том числе и потому, что работодателям нужно было заменять призванных на службу сотрудников. 

Помимо этого, на фоне усиления нехватки кадров в некоторых сферах работодатели становятся более лояльными к соискателям без опыта работы, а также людям более старшего возраста. 

Ставропольские трудности

Помимо внешних обстоятельств, влияющих на рынок труда, существуют также и внутренние. Самые значительные из них на Ставрополье связаны с конфликтом из-за транспортной реформы и угрозой исчезновения санаториев на Кавказских Минеральных Водах.


Еще в 2021 году общественный транспорт Ставрополя перешел из-под контроля городской мэрии к краевому министерству дорожного хозяйства и транспорта. Последнее решило реформировать и усовершенствовать систему перевозок в столице региона, но на пути столкнулось с претензиями «старых» перевозчиков, жителей Ставрополя и прокуратуры. 

Безработицы и уменьшения зарплаты боялись как экс-перевозчики, так и экс-водители, которые отказались переходить под контроль миндора. Распри по этому поводу продолжаются и конца этому не видно.


Фото: Санатории-КМВ.РФ

Гораздо серьезнее ситуация у санаториев. Оздоровиться и отдохнуть в край ежегодно приезжают более миллиона человек, принося с собой многомиллионный доход. Эту идиллию нарушил иск генпрокуратуры к 101 ответчику — собственникам объектов санаторно-курортного, гостиничного и лечебного направления на КМВ. 

Главная претензия надзорников в том, что якобы все объекты были проданы в руки собственников незаконно, а значит должны быть обращены в пользу государства. Из-за этого Ставрополье может остаться без медицинского обеспечения, новых технологий и рабочих мест. 

Общая ситуация на конец 2022 года

В течение года проводились различные исследования на выявление уровня безработицы в Ставропольском крае. Например, на апрель 2022 года, согласно информации Росстата, в крае численность рабочей силы превышала 1,37 миллиона человек. Из них 1,3 миллиона действительно работали, а 61,7 тысячи — нет. Среди других регионов СКФО это был средний показатель (наименьший уровень — в КБР, Северной Осетии-Алании и КЧР, наибольший — в Чечне, Ингушетии и Дагестане).


Данные Росстата на апрель 2022 года

Правда, у министерства труда и социальной защиты населения Ставропольского края совсем другие данные. Там убеждены, что максимальный уровень регистрируемой безработицы был зафиксирован в Ставропольском крае в конце 2020 года в разгар пандемии коронавирусной инфекции, но в 2022 году они опустились до значений докризисного уровня. 


Количество безработных по отношению к 1,3 миллиона экономически активных ставропольцев. Данные минсоца Ставропольского края

«Ни специальная военная операция, ни частичная мобилизация, ни уход иностранных компаний из России не сделали рынок более конкурентным среди соискателей. Сейчас на одну вакансию в Ставропольском крае приходится 4,4 резюме – что соответствует показателям начала 2022 года (в январе – 4,1 резюме на вакансию). Отметим, что комфортное значение для рынка труда: 5-6 резюме на вакансию. В этом случае и работодателям есть, из кого выбрать, и соискатели не испытывают большой конкуренции за вакансии», — отметили в HeadHunter.

Вместе с тем, прогноз на 2023 год неутешительный: вероятнее всего, турбулентный период продолжится, а дефицит кадров (особенно среди рабочего персонала и линейных сотрудников) будет усиливаться. Спрос на соискателей рабочих специальностей будет расти, а предложение людей — нет. 

«Работодателями края заявлено в региональный банк данных более 151 тысяч свободных рабочих мест, сейчас в службах занятости края имеется 27,5 тысячи вакансий, иначе говоря, для трудоустройства одного безработного приходится более 3 вакансий», — прокомментировали в минсоце Ставрополья.

Что думают сами ставропольцы?

Статистика и анализ внешней ситуации — хорошо, но с чем сталкиваются жители того же Ставрополя на практике? «Блокнот» решил выяснить это лично и ответы оказались куда более оптимистичными, но не без ложки дегтя.

С ковидного 2020 года  мнение людей о ситуации на рынке труда очевидно улучшилось. Тогда на просьбу дать оценку борьбе чиновников с безработицей в регионе по 5-балльной шкале итогом стали 1,2 балла.     

Менять место работы в последние недели декабря никто не намерен, поскольку устроиться потом не так-то просто. Относительно сложности найти хорошую вакансию, часть опрошенных хором заявили, что у них не было проблем с этим в 2022 году. Нашлись и те, кто заметил своеобразную борьбу за рабочие места с учетом постковидной обстановки и СВО. 

— Хороших работ мало, было много сокращений на производствах и прочее. Ну и, плюс, зарплата низкая, — поделилась мнением одна из горожанок. 

Однако в большинстве своем местные жители смотрят на рынок труда оптимистично и довольны своим положением. 

Как прошел 2022 год на Ставрополье? Что случилось с ЖКХ, спортом, транспортом и другими сферами? Ответы — в нашей специальной рубрике.

Юлия Грищенко
Фото: Иван Высочинский



призыв 0706.jpg
Новости на Блoкнoт-Ставрополь

Столкнулся с бедой, а власти не помогают? Заснял что-то необычное? Есть чем поделиться? Или хочешь разместить рекламу на наших площадках?

ПРИСЛАТЬ НОВОСТЬ

  Тема: Итоги года 2022 в Ставрополе  
блокнот ставропольновости сегодняновости ставрополь
0
0